Краткая библиографическая справка


САВИЦКИЙ Петр Николаевич

(псевд. П.Во-стоков, С.Лубенский) (3.5.1895, Чернигов — 13.4.1968, Прага) — экономист-географ, историк, философ, поэт. Сын земского начальника, затем предводителя дворянства Кролевецкого уезда и председателя (с 1906) Черниговской губернской земской управы, члена Государственного Совета (с 1915), действительного статского советника Н.П.Савицкого.

После Октябрьской революции уехал на Украину. “Силою слова и оружия” защищал от большевиков родовое имение, воевал в рядах русского корпуса на стороне гетмана Скоро-падского с наступавшими на Киев войсками Петлюры, жил в Одессе, Екатеринодаре, Полтаве, Харькове, Ростове, работал с 1918 над книгой “Метафизика хозяйства и опытное его познание” (опубл. в 1925). В декабре 1919— апреле 1920 и в мае-июле 1920 находился в заграничных командировках в качестве представителя администрации генералов Деникина и Врангеля в Париже, занимался организацией помощи русским беженцам, Помощник начальника части общих дел, затем начальник экономического отделения Управления иностранных дел в созданном в апреле 1920 правительстве Юга России.

11.11.1920 направлен в Константинополь, откуда уехал в Болгарию. Директор-распорядитель Российско-болгарского книгоиздательства, входил в редакцию возобновленного Струве в Софии журнала “Русская мысль”, в котором (1921, № 1-2) поместил статью “Европа и Евразия” — рецензию на брошюру Н.Трубецкого “Европа и человечество”. В конце 1921 переехал в Прагу. Приват-доцент кафедры экономики и статистики Русского юридического факультета, с 1928 также Русского института сельскохозяйственной кооперации, заведующий кафедрой экономической и сельскохозяйственной географии. В 1929-33 председатель обществоведческого отделения Русского народного университета и член научно-исследовательского общества при Русском свободном университете. В 1935-41 преподавал русский и украинский языки и россиеведение в Пражском немецком университете. Один из организаторов и идеологов евразийского движения. Участник сборников “Исход к Востоку: Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев” (София, 1921, кн. 1); “На путях: Утверждение евразийцев” (М„ Берлин, 1922, кн.2); “Россия и латинство” (1923), Вместе с П.Сувчинским и  Н.Трубецким издавал “Евразийский временник” (Берлин, 1923-25; Париж, 1927), “Евразийскую хронику” (Прага, Париж, 1925-37), “Евразийский сборник” (Прага, 1929) и др. В Праге в 1927 были изданы книги С. “Геополитические особенности России” (ч. 1. Растительность и почвы) и “Россия — особый географический мир”. Тогда же статья Савицкого “Геологические заметки по русской истории” была опубликована в качестве приложения к работе Г.Вернадского “Начертание русской истории” (см. также: Вопр. истории, 1993, № 11-12). В Берлине в 1932 вышла книга Савицкого “Месторазвитие русской промышленности” (вып. 1: “Вопросы индустриализации”). На Международном конгрессе историков в Варшаве (1933) выступил с докладом “Евразийская концепция русской истории”. Всего до 1940 опубликовал 178 работ, в том числе об экономической, политической и культурной жизни СССР, по вопросам экономической истории и экономической географии, о развитии после Октябрьской революции исторической науки, философии, географии. Печатался в немецких, французских, чехословацких, польских изданиях. Интересовался историей архитектуры (“О религиозном зодчестве в России” // Рус. мысль, 1923-24, № 9-12; “Гибель и воссоздание неоценимых сокровищ”. Берлин, 1937).

Савицкий внес решающий вклад в обоснование евразийской доктрины. В истории России он видел процесс превращения Евразии как географического мира в Россию-Евразию как геополитическое единство, принципиально отличное от Западной Европы, Россия, по мнению С., представляет собой “целостный Восток-Запад”, в ее исторических судьбах сильнее всего проявляется “азиатский элемент”, “степная стихия” — наследие периода, когда пространство Евразии политически объединили монголы. Будучи “наказанием Божиим”, монгольское иго оказало неискоренимое влияние на психологию, быт, социальную организацию и государственность русского народа, вследствие чего невозможно отделить “татарское” от “подлинно русского”. Больше того, власть татар благоприятствовала сохранению “чистоты национального творчества” русских, тогда как на территории, оказавшейся в орбите влияния Литвы и Польши, русская культура почти исчезла, вытесненная “латинством”. В то же время “под пеленою Золотой Орды возрастало Русское государство”, которое с XV в., было многонациональным: Россия явилась “наследницей Великих Ханов”, хотя духовный её источник — Византия.

Революция в России, как считал Савицкий, не меняет направления исторического процесса: Евразия остается “месторазвитием” особой цивилизации, происходит лишь видоизменение многовековой традиции, её “мутация”. Поэтому, категорически отвергая большевизм как идейное порождение западной культуры, материализма и атеизма, Савицкий находил его созвучным евразийству постольку, поскольку, во-первых, революция, вопреки умыслу большевиков, на деле “означает выпадение России из рамок европейского бытия” и, во-вторых, поскольку “социализм преображается в этатизм”. Евразийское понимание планового хозяйства, утверждал он, еще радикальнее, чем у большевиков, и в этом смысле “мы являемся сверхсоциалистами”. Не отказываясь от заимствования у западной цивилизации материально-технических достижений, Россия сохранит, благодаря православию, самостоятельность в духовно-нравственной сфере, “русское благочестие”, и в конечном итоге место социализма займет Церковь. Вместе с тем Савицкий был убежден, что, воспринимая объединительную традицию, современная Россия “должна решительно и бесповоротно отказаться от прежних методов объединения, принадлежащих изжитой, преодоленной эпохе, — методов насилия и войны”.

Взгляды Савицкого и других евразийцев подвергли критике многие деятели эмиграции, в том числе А.КизеветтерН.БердяевП.МилюковС.Франк; они писали об “отталкивании” евразийцев от западной культуры в эпоху, когда происходит взаимопроникновение культурных типов Востока и Запада, о распространении ими антихристианской нелюбви к народам Западной Европы, о том, что они “спешат похоронить демократию и воскуряют фимиам большевистскому режиму”.

Выразил несогласие с Савицким и Струве. Вместе с Н.Алексеевым и В.Ильиным Савицкий. отмежевался от “парижского” направления евразийства (“кламарского уклона”), сторонники которого считали необходимым политизировать движение и идти на прямое сотрудничество с большевиками (“О газете “Евразия”: газета “Евразия” не есть евразийский орган”. Париж, 1929). Истинное евразийство, по мнению Савицкого, — в отказе от “соблазнов эмигрантской политической мишуры”, вообще в замене примата политики приматом культуры; евразийство чуждо как материализму, так и идеализму, ибо “евразийцы отмечены совершенно исключительным вниманием к материальному, ...но эта материя, проникнутая идеей, это материя, в которой дышит Дух”. Однако, по свидетельству Д.Мейснера, несмотря на “сильный православноцерковный акцент многих евразийцев — прежде всего Савицкого”, “правоверные эмигранты” считали и его “большевизаном”, склоняющимся к большевизму”.

В 1938-39 Савицкий. работал над книгой “Основы геополитики России”, заказанной И.Фондаминским (книга осталась незаконченной), в которой в согласии с Г.Вернадским доказывал, что многое в истории, культуре и экономике России определено взаимодействием между своеобразными “историческими формациями” двух “флагообразно” расположенных зон — степной и лесной, В те же годы безуспешно пытался восстановить евразийское движение. В 1940-44 Савицкий был директором русской гимназии в Праге. Сразу после освобождения Праги в мае 1945 арестован, привезен в Москву и по обвинению в антисоветской деятельности приговорен к 10 годам заключения в лагерях. Отбывал наказание с 1946 в Мордовии, с 1954— под Москвой. Освобожден в 1956, получил разрешение вернуться к семье в Прагу, но к преподавательской деятельности не был допущен, Занимался переводами с чешского языка на русский, писал стихи и воспоминания. Снова был арестован чехословацкими властями за изданный в 1960 в Париже сборник стихов “Посев”, в котором нашла отражение и лагерная тема; вскоре освобожден под давлением международной научной общественности, в частности, Б.Рассела.

Источник: Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть ХХ века. Энциклопедический биографический словарь. М.: Российская политическая энциклопедия, 1997. – С.562-564.

Книги