ISSN 2306-4978

РИНЦ

Другие статьи выпуска

Советская эпоха глазами начальника сталинской охраны С.В. Девятов, О.Г. Назаров, доктор исторических наук, профессор; доктор исторических наук Том пятый
Воспоминания о И.В. Сталине Н.С. Власик, Том пятый
Из воспоминаний Н.П. Новик, Том пятый
Голландцы в России в XVIII–XX вв. С.М. Исхаков, доктор исторических наук, заместитель председателя Научного совета РАН по истории социальных реформ, движений и революций Том пятый
Последние годы жизни вождя. Взгляд из Кремля и с Ближней дачи С.В. Девятов, доктор исторических наук, профессор Том пятый
Рядом со Сталиным Ю.С. Соловьев, Том пятый
Талина Г.В. Выбор пути: русское самодержавие второй половины XVII — первой четверти XVIII в. М.: Русскiй Мiръ, 2010 Е.Ю. Наумов, кандидат исторических наук, доцент кафедры социальных коммуникаций и технологий факультета истории, политологии и права РГГУ Том пятый
П. Бертон. Русско-японские отношения 1905–1917: из врагов в союзники С.А. Толстогузов, кандидат исторических наук, PhD, Хиросимский университет (Япония) Том пятый
С.В. Девятов
Последние годы жизни вождя. Взгляд из Кремля и с Ближней дачи

У.gifважаемые коллеги, читатели «Исторического вестника»!

Вашему вниманию представляются уникальные исторические материалы из архива — воспоминания офицера личной охраны И.В. Сталина Юрия Сергеевича Соловьева.

Ю.С. Соловьев служил в охране И.В. Сталина с 1943 г. и до его смерти в 1953 г. Последние 7 лет жизни вождя проходили на его глазах. Именно поэтому фактическая сторона тех событий, которые проходили в кабинете Сталина в Кремле, на его кремлевской квартире и, конечно же, на Ближней даче в описании автора мемуаров представляют огромный интерес. Фактически из первых рук читатель получает яркое представление о бытовых пристрастиях И.В. Сталина, его привычках, быте, отдыхе, взаимоотношениях с соратниками. За годы своей работы в государственной охране Соловьев поменял несколько мест службы. Изначально он работал в охране сталинской служебной зоны (кабинет и прилегающие служебные помещения в Здании рабоче-крестьянского правительства в Московском Кремле). В конце 1940-х гг. он был переведен на самый «закрытый» объект того времени — Ближнюю дачу И.В. Сталина, находившуюся в то время в ближнем Подмосковье, между селами Волынское и Матвеевское. Все эти годы Соловьев неоднократно выезжал со Сталиным в командировки. В частности, был в охране Сталина на Потсдамской конференции 1945 г., в поездке по освобожденным территориям по маршруту Москва-Орел. Неоднократно сопровождал Сталина на отдых, в том числе в его поездках в Крым, на Черноморское побережье Кавказа, на озеро Рица, в Цхалтубо. Благодаря хорошей памяти и пытливому уму Соловьев подмечал те особенности, которые характеризовали жизнь Сталина в послевоенное время. Живые и яркие эпизоды из жизни высшей политической элиты СССР конца 40-х — начала 50-х гг. прошлого столетия являются еще одним несомненным достоинством публикуемых мемуаров. Фактологически эти воспоминания в значительной степени пересекаются с дневниковыми записями генерал-лейтенанта Н.С. Власика, которыми открывается этот номер «Исторического вестника». Но, несомненно, Ю. С. Соловьев был больше погружен в обеспечение работы, охраны и быта Сталина, практически ежедневно сталкивался с ним, хорошо знал его привычки и предпочтения.

Данные материалы сознательно публикуются без каких-либо купюр. Именно поэтому на страницах этих мемуаров Вы сможете обнаружить оценки автором И.В. Сталина, которые сильно отличаются от общепринятых в настоящее время. Взгляды Ю.С. Соловьева формировались в поздний период сложившегося культа личности Сталина и для современных исследователей представляются несколько «экзотичными». Дорогого стоит хотя бы упоминание в тексте нимба над головой тов. Сталина во время его выступления на XIX съезде КПСС. Несомненно, влияние личности Сталина на формирование мировоззрения молодого офицера было решающим, и эти взгляды он пронес до конца своей жизни. Следует отметить, что наличие подобной полной публикации текста дает точное представление современным исследователям о той высочайшей степени идеологической «зашоренности» огромных масс советских людей. Примером этому может служить постоянное, пусть и ненавязчивое, утверждение автора о скромности Сталина. Действительно, его зачастую видели в подержанном маршальском кителе или подшитых валенках. Но назвать скромной или небольшой более чем 1000-метровую дачу Сталина вряд ли у кого сегодня повернется язык. Следует учесть и то, что в начале 1930-х гг. здание Ближней дачи возводилось на обширной пустоши. На участке земли размером без малого тридцать гектаров, выделенном под дачу вождя, были проведены землеустроительные работы по посадке шестидесяти тысяч деревьев и кустарников. Так что густой лес, окружавший здание дачи, был создан искусственно, сообразуясь со вкусами генерального секретаря. Интересным в этом плане является и упоминание автора о трех литерных поездах, которые курсировали по маршруту Москва-Орел, имитируя поездку Сталина на юг, в то время когда последний двигался этим же маршрутом на автомашинах.

Иногда в своих воспоминаниях Ю. С. Соловьев допускает фактические ошибки, что вполне закономерно. Эти воспоминания были написаны в 1990-х — начале 2000-х гг. События полувековой давности отчасти стирались из памяти автора. В частности, автор упоминает «екатерининскую собственную половину» Большого Кремлевского дворца. Но эти покои были построены через полвека после смерти Екатерины Великой при ее внуке императоре Николае Павловиче.

При этом главным и несомненным достоинством представленных мемуаров является то, что в научный оборот вводится большой блок фактического материала, который ранее не был доступен исследователям и широкой публике, интересующейся историей советского общества. В любом случае заинтересованные читатели получат несомненное удовольствие от ознакомления с текстом этих воспоминаний, которые своей фактологической частью дают яркое представление о жизни «вождя народа» И.В. Сталина в послевоенные годы. 

image014.png

С.В. Девятов доктор исторических наук, профессор
< Назад к описанию выпуска
Вверх