ISSN 2306-4978

РИНЦ

Другие статьи выпуска

Избрание царя Михаила Б.Н. Флоря, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник Института славяноведения Том третий
Придворная культура Алексея Михайловича: от Артаксеркса до Орфея... Л.А. Чёрная, доктор исторических наук, профессор кафедры теории и истории искусства Московского государственного академического художественного института им. В.И. Сурикова Том третий
Алексей Михайлович: штрихи к портрету И.Л. Андреев, кандидат исторических наук, профессор кафедры отечественной истории Московского городского педагогического университета Том третий
Пётр I как искоренитель взяточничества Д.О. Серов, доктор исторических наук, доцент, заведующий кафедрой теории и истории государства и права Новосибирского государственного университета экономики и управления Том третий
"Для вперения в юношество любви к отечеству": Екатерина II и изучение истории в русской школе конца XVIII - начале XIX века И.В. Курукин, доктор исторических наук, профессор кафедры истории России средневековья и раннего нового времени Историко-архивного института РГГУ Том третий
Губернаторы Поволжья и Урала в начале XX века О.А. Сухова, доктор исторических наук, Пензенский государственный университет Том третий
Уральское губернское чиновничество в годы правления Николая II С.В. Любичанковский, доктор исторических наук, профессор Оренбургского государственного педагогического университета Том третий
Падение монархии в России и великие князья Павел Александрович и Дмитрий Павлович В.Д. Лебедев, кандидат исторических наук, ведущий специалист отдела изучения и публикаций документов Государственного архива Российской Федерации Том третий
Становление династии Романовых в изгнании А.Н. Закатов, кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории и культуры Московского государственного университета геодезии и картографии Том третий
Династия Романовых и донские казаки: взгляд сквозь знамена и штандарты О.В. Агафонов, кандидат исторических наук, ответственный секретарь постоянной профильной Геральдической комиссии Совета при Президенте Российской Федерации по делам казачества Том третий
Гербы дома Романовых С.В. Думин, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Государственного исторического музея, президент Российской генеалогической федерации Том третий
Иностранные династии в России XIX - начала XX в.: правовой и социальный статус Д.С. Барташев, преподаватель факультета мировой политики (на базе Института США и Канады РАН) Государственного академического университета гуманитарных наук Том третий
Справочники по истории династии Романовых: о науке и не только Е.В. Пчелов, кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой вспомогательных и специальных исторических дисциплин ИАИ РГГУ Том третий
О.В. Агафонов
Династия Романовых и донские казаки: взгляд сквозь знамена и штандарты
О.gif

б отношении Романовых к донским казакам известно много. Но каждый раз новые факты раскрывают их с неожиданной стороны. Обращение к проблеме знамен и штандартов высвечивает деятельность монархов под углом их личного участия в разработке образцов регалий для казаков, позволяет увидеть результаты их творческого труда и воплощение идей.

Романовы обратили внимание на донских казаков, когда на «Соборе всей Русской земли» атаман Ф. Межаков в решающий момент подал «писание о природном царе» и тем во многом способствовал избранию царем Михаила Федоровича. В ответ «правительство нового русского царя признало за казаками права служилого сословия и наладило ежегодную присылку царского жалованья».1 На поступившее вслед за этим обращение о присылке донским казакам знамени, для обозначения их нового статуса, последовало положительное решение.

Знамя было изготовлено по указу царя Михаила Федоровича в Оружейном приказе и отправлено на Дон «в нижние и верхние юрты» в марте 1614 года. По указаниям царя за основу было выбрано знамя, подобное Царским знаменам, большого размера (не менее 300 см в длину и 180 см в ширину). Оно имело вид клина, состоящего из прямоугольной середины и пришитого к ней прямоугольного треугольника, длинной стороной вниз (т.н. знамя с откосом). Для изготовления использовалась дорогая иностранная ткань с цветочным рисунком полотнище — камка кармазинная (малиновая), опушка — камка адамашка лазоревая (светло-синяя). К знамени пришивался узкий, длинный мешочек с завязками для одевания на древко. Важной принадлежностью считалось навершие, в виде трубки с позолоченным шаром, увенчанным православным крестом, которое покрывалось золотом или серебром

В центре полотнища писался золотыми красками «орел пластаной, золотой на обе стороны, а по середине орла, в клейме, Государев образ на коне колет змия, около звезды; а на кайме писано по серебру месты [текст пожалования], государева полная титла, а меж подписи травы писаны золотом». Следует заметить, что знамя с полным царским титулом выдавалось самым крупным войсковым частям. Из сопроводительной царской грамоты мы узнаем, что это знамя, по современным критериям, имело статус боевого знамени: «...Мы вас пожаловали, послали к вам наше жалованье, наше царьское знамя, с атаманом с Игнатием же Бедрищевым; и вам бы с тем знаменем против наших недругов стоять и на них ходить, над ними промышляти, сколько милосердный Бог помочи подаст, и к нам Великому Государю, по началу и по обещанью, службу б свою и раденье совершали»2.

Необычность знамени — в размещении на нем государственного двуглавого орла В это время использовалось изображение орла, с опущенными вниз крыльями, с двумя венцами, соединенными православным крестом о двух степенях. На груди орла — щит с изображением всадника-змееборца. Применение этого вида двуглавого орла длилось недолго и поэтому знамя с таким рисунком оказалось единственным и неповторимым. Более того, мы обнаруживаем первое в истории России официальное знамя с изображением государственного геральдического знака (золотого двуглавого орла), к тому же на красном поле. Этот факт еще не оценен в должной мере специалистами, но связь с современной государственной символикой России отчетливо прослеживается.

Практику пожалования знамен вольным казакам продолжил царь Алексей Михайлович. По примеру предшественника, он награждал казачье войско только царскими знаменами, которые в свою очередь стали разделяться по статусу. Донскому войску жаловались царские знамена, по образцу Ертаульного (по-современному — разведывательного) полка. Каждое знамя строилось по именному указу, в котором подробно расписывались конструкция, цвет, материалы и изображения на полотнище, а также знаменные принадлежности. Изготовление поручалось мастерам Оружейной палаты. Перед вручением «построенное» знамя обязательно представлялось на одобрение царю.

Такое знамя в 1646 г. было пожаловано донским казакам за разгром войск крымского царевича Донат-Гирея Нурадына, сделавшего набег в 1645 г. на донские земли. В сопутствующей грамоте в общих словах указывалось: «И мы Великий Государь и великий Князь Алексей Михайлович, всея Русии Самодержец вас атаманов и казаков и все Донское войско и вольных людей [что] нам Великому государю служите и над Крымскими и над Нагайскими людьми, которые нам Великому Государю непослушны, промышляете не щадя голов своих; жалуем, милостиво похваляем и станичников ваших атамана Наума Васильева со товарищи пожаловав нашим Царским жалованьем, велели отпустить к вам на Дон, незадержав, а с ним велели послать к вам наше Царского Величества знамя».3 Таким образом, из текста видно, что второе войсковое казачье знамя было наградным.

Первое наградное войсковое казачье знамя, внешне похожее на знамя 1614 года, описано так: «...середина камка кармазин травная, опушка камка адамашка зеленая травная, на знамени писано золотом — в середине орел большой, в орле клеймо: Царь на коне колет Змия. На кайме надпись: «ПОВЕЛѣНIЕМЪ ВЕЛИКАГО ГОСУДАРЯ ЦАРЯ И ВЕЛИКАГО КНЯЗЯ АЛЕКСѣЯ МИХАЙЛОВИЧА ВСЕЯ РУСИI САМОДЕРЖЦА И МНОГИХЪ ГОСУДАРСТВЪ ГОСУДАРЯ И ОБЛАДАТЕЛЯ ПИСАНО СИЕ ЗНАМЯ НА ДОНЪ ДОНСКИМЪ АТАМАНОМЪ И КАЗАКОМЪ ЛѣТА ЗРНД.».4

Таким образом, и на знамени царя Алексея Михайловича главным символом был золотой двуглавый орел в современной версии (увенчанный тремя коронами) на красном поле. Как считали дореволюционные донские историки, тем самым царь Алексей прямо сказал всем недругам: «Донцы — войско России».5

1.gif

1. Войсковое казачье знамя 1614 г.*
2. Войсковое казачье знамя 1646 г.
3. Войсковое казачье знамя 1679 г.

*Представлены авторские рисунки-реконструкции

2.gif

1. Казачий бунчук 1711 г.
2. Войсковое казачье знамя 1706 г.
3.-4. Казачьи знамена (станичные) 1711 — 1720 гг.
5. Казачий бунчук образца 1712 г.

3.gif

1. Войсковое казачье знамя 1744 г.
2. Войсковое казачье знамя 1775 г.
3. Войсковое казачье знамя 1795 г.
4. Казачьи бунчуки походные образца 1792 г.
5. Знамя казачье полковое походное образца 1792 г.

4.gif

1. Штандарты 1-го, 2-го и 3-го эскадронов Лейб-гвардии Казачьего полка.
2. Войсковое казачье знамя 1800 г.
3. Войсковое казачье знамя 1811 г.
4. Георгиевское Войсковое казачье знамя 1817 г.

5.gif

1. Георгиевское знамя Донского казачьего Сысоева полка.
2. Георгиевское знамя Войска Донского Атаманского полка.
3. Георгиевский бунчук Войска Донского Атаманского полка.
4. Георгиевское знамя Донского казачьего Дячкина полка.


6.gif

1. Простое знамя образца 1831 г. (подполковника Бакланова полка).
2. Георгиевское знамя образца 1831 г. (Донского 38-го полка).
3. Возобновленное в 1833 г. знамя с гербом Черкасска.
4. Простой казачий бунчук образца 1831 г.
5. Простое знамя (походное) донского полка образца 1831 г.


7.gif

1. Георгиевское знамя Донского казачьего 11-го полка образца 1855 г.
2. Георгиевское войсковое знамя образца 1857г.
3. Георгиевское войсковое знамя образца 1876 г.

8.gif

1. Образец знамени для Донского казачьего № 15 полка, утвержденный в 1882 г.
2. Юбилейные Георгиевские знамена образца 1900 г.
3. Юбилейное Георгиевское знамя 5-го Донского казачьего войскового атамана Власова полка, с юбилейной Александровской лентой, георгиевскими лентами и темляком.

Получив такую поддержку, донские казаки, быстро восполнив потери, усилили натиск на своих противников и вскоре снова отличились, на этот раз в боях на Азовском и Черном море. В 1673 г. последовал именной царский указ: «...взять из Казенного приказа в Оружейную палату на знамя полковое Донскому Атаману и всему войску тафт разных цветов белой 10 аршин, алой 4 аршина, черной 2 аршина и по Государеву Цареву и великого Князя Алексея Михайловича всея Великая и Малыя и Белыя России Самодержца указу Казначею Афонасью Самойловичу Нарбекову да дьяку Федору Максимову учинить о том по указу великого Государя».6

Удивительно, но приказание царя исполнено не было — казначей просто не выдал необходимое количество указанных тканей. На Дон было отослано уже заготовленное по наряду Стрелецкого приказа прямоугольное знамя «из задних палат» — более низкого ранга.

Из переписки по этому делу известно, что «знамя послано середина тафта червчатая, кайма тафта белая, длиною по верхней кайме четыре аршина без двух вершков, шириною три аршина без двух вершков, кайма шириною шесть вершков». В середине, сверху под каймою написан золотой крест, под крестом в клейме золотой лев с серебряным мечом; клеймо обведено ветвью с листьями, около клейма десять веточек. Кайму украшают 8 репьев, между которыми 8 веток. Знамя расписывал золотом и серебром живописец Иван Безминов. По воле обстоятельств, лев с мечом стал еще одним геральдическим символом войска Донского с середины XVII века, а знамя — первым наградным знаменем за морские заслуги.7

Самоотверженные ратные труды казаков по достоинству оценил царь Федор Алексеевич. В январе 1679 г. Донскому войску «за отражение турок и крымцев» во время Чигиринских походов было пожаловано царское (большое полковое) знамя, изготовленное по именному царскому указу в Оружейной палате. Судя по сохранившемуся подробному описанию, оно выделяется по своему содержанию, красоте и сложности исполнения. Знамя прямоугольное с откосом было внушительных размеров, в длину вверху — около 400 см, в длину внизу — около 100 см, в длину по откосу — около 300 см, в ширину — около 190 см Полотнище сделано из лазоревой тафты, кайма из алой тафты, роспись — золотом, серебром и чернилами, а также дорогими красками (бакан и ярь веницейские). Знамя в откосе украшено 26 серебряными большими и средними звездами; на кайме, с лицевой стороны — 76 такими же звездами, с оборотной стороны — росписью цветочным орнаментом.

В центре полотнища с обеих сторон нарисован серебряный крест о пяти степенях, с тростью и копьем; с правой стороны размещено изображение золотого солнца с лучами, с левой — серебряного месяца. Над крестом сделана надпись серебром и золотом в две строки: «ИIСУСЪ НАЗАРЕНИНЪ ЦАРЬ IУДЕЙСКIЙ» и «ИIСУСЪ ХРИСТОСЪ».

В подножии креста на первой и второй степени — надписи золотом, с каждой стороны креста размещены по 3 серебряных клейма, в которых чернилами написаны религиозные тексты. На оборотной стороне надписей в клеймах нет, остальные надписи все сохранены.8

Таким образом, впервые на войсковом знамени появляется изображение восьмиконечного креста «с подножием» (крест на Голгофе). По мнению современных историков, крест на знамени обозначал русское православное государство, т.е. в какой-то степени заменял государственный герб — двуглавого орла.9 Принадлежности к знамени также соответствовали высокому царскому рангу: гротик «прорезной посеребрен, медный вток, древко с яблоком тощее расписано красками», мешочек для одевания на древко — красный.

В 1695 г. перед Азовским походом по указу великих государей Ивана Алексеевича и Петра Алексеевича было пожаловано Войску Донскому новое знамя — «середина в тафте белой, опушка в тафте красной; на нем писан золотом орел двоеголовый».10 Рисунки знамени не сохранились, неизвестно было ли оно изготовлено. Как свидетельствуют документы, на Дон, по указу царей Иоанна и Петра Алексеевичей от 6 февраля 1695 г., отправили нужное для пошива количество разноцветной ткани: «...послать на Дон, к Донским атаманом и казаком, к войсковому атаману ко Фролу Минаеву и ко всему Войску Донскому, на войсковое знамя пять аршин тафты белой, да пять аршин тафты же красной ... из Казенного приказу».11

Кроме войсковых знамен жаловались, но очень редко, походные знамена. Они имели вид традиционных казачьих хоругвей («хорунг») — с прямоугольным полотнищем и пришитыми к нему длинными треугольными косицами или «хвостами». В центральной части, как правило, наносились изображения святых или креста. На дорогих хоругвях могла нашиваться

Вынос сохраненных старинных донских знамен.gif

Вынос сохраненных старинных донских знамен на площадь перед Вознесенским войсковым кафедральным собором в Новочеркасске в 1918 г.

кайма. При царе Петре I казачьи знамена такой конструкции стали официально называть бунчуками. По-видимому, переименование было вызвано поиском «военного» термина для традиционных казачьих знамен. Сохранилось интересное разъяснение генерал-лейтенанта В.Д. Иловайского по поводу «петровского» нововведения: «...Бунчук имеет большое подобие принятой нашею грековосточною церковью хоругви или победного знамени. С некоторым основанием можно судить, что предки наши как благоговейно преданные вере, подражали сему священному примеру, тем более, что и самое изображение на бунчуках ликов святых соответствует хоругви...».12

На Азовские походы царь Петр I пожаловал донским казакам 26 бунчуков красного и синего цветов без изображений на полотнищах. Они изготавливались на месте, ткань в войско была отправлена с атаманом зимовой станицы Борисом Даниловым и есаулом Обросимом Савельевым.13

После овладения Азовом и стабилизации положения на южном направлении Петр I награждал донских казаков войсковыми знаменами нового образца — только прямоугольными. Представление о них можно составить по рисунку знамени, пожалованному в 1706 г. войску Донскому за заслуги в обеспечении внутренней безопасности государства.

Знамя с наиболее распространенным в последней четверти XVII в. религиозным сюжетом — в центре прямоугольного светло-синего (лазоревого) полотнища золотой восьмиконечный крест с подножием, с тростью и копьем; рядом литеры I. С, X. С, Н И, К А., означающие «Иисус Христос победил». По всему знамени нарисованы 12 больших и 4 малых серебряных звезды. По периметру полотнища надпись: «НАШЕГО ВОЙСКА ДОНСКОГО АТАМАНАМЪ И КАЗАКАМЪ ЗА МНОГIЕ И ВѣРНЫЕ ИХЪ СЛУЖБЫ А ОСОБЛИВО КОТОРЫЕ УЧИНЕНЫ ВЪ 1705 ГОДУ ВО ВРѣМЯ АСТРАХАНСКОГО ВОЗМУЩЕНЫ ВЪ ВѣЧНУЮ И НЕСМЕРТЕЛЬНУЮ ПАМЯТЬ.».14

Значимость награждения усиливалась одновременным дарованием похвальной царской грамоты, писанной на пергаменте, с красочными гербами, с государственною печатью, в большом серебряном вызолоченном ковчеге. Специально для грамоты был изготовлен жестяной ящик «доброго немецкого мастерства, который сделан в виде якобы серебряный».15

С этим знаменем были отправлены 6 других прямоугольных знамен с изображениями святых: Иоанна Златоуста; Антония и Феодосия Печерских; Сергия Радонежского Чудотворца; пророка Илии; Иисуса Навина на коне; Кирилла Белозерского. Они рисовались на красных и лазоревых полотнищах золотыми красками.16 В войске эти знамена были зачислены в разряд станичных.

Следует отметить, что Петр I за 20 лет пожаловал Донскому войску 36 станичных знамен, 10 бунчуков и 2 значка. Регалии посылались на Дон еще 4 раза.

В 1711 г. войско Донское получило 10 прямоугольных знамен, с новыми изображениями святых: Спаса Нерукотворного; Знамения Пресвятыя Богородицы; Архистратига Михаила; митрополита Петра; митрополита Алексия; митрополита Иоанна; митрополита Филиппа; великомученика Димитрия Солунского; Апостолов Петра и Павла, Апостола Андрея Первозванного. По документам прослеживается их отличие от прежних знамен: полотнища с широкими каймами (у красных — лазоревые, у лазоревых — красные). По краткому описанию, составленному войсковым атаманом графом М.И. Платовым, хранившемуся в делах Комитета о привилегиях войска Донского, у них также были «кругом каймы писанные золотом в 2 ряда и меж каймами звезды и репья». В этой же партии прибыли 3 бунчука. По замечанию М.И. Платова, «на бунчуках рука благословляющая из облака, да в середине кресты и звезды, а каем и звезд не написано».17

В 1712 г. для отправки на Дон изготовили 8 знамен и 3 бунчука по образцу предыдущих, а также 2 значка. Сохранился документ с перечислением изображений и отметкой: «По сей вышеписанной описи знамена и бунчуки и значки Василей Жадаев принял и расписался». Согласно документу, на знаменах были сделаны изображения Спаса Нерукотворного, Знамения Богородицы, Иоанна Предтечи, Николая Чудотворца, Сергия [Радонежского] Чудотворца, пророка Илии, Иоанна Воина, Феодора Стратилата. Бунчуки были украшены изображениями святых всадников — Архистратига Михаила, Димитрия Солунского, Георгия Победоносца.18 Значки были белого цвета, с одной косицей, с изображением «герба Государева» и рисованным сложным растительным орнаментом. Описание, оставленное М.И. Платовым, позволяет дополнить эти сведения важными, не отмеченными в исторической литературе, деталями: «...вокруг всех знамен, бунчуков и значков, обведены были каймы в 2 ряда, между ними звезды и репья писанные золотом и серебром. И на тех знаменах и бунчуках образа и кресты писаны на обеих сторонах».19

В 1716 г. снова были посланы 6 знамен, о которых известно, что три были с полотнищами лазоревого цвета и широкими каймами красного цвета с Божественными образами, а три — с «изображениями на всех серебром Животворящий крест Господен», с красными полотнищами и лазоревыми каймами. Все знамена украшены в каймах «звездами и репьями, шитыми золотом и серебром», а каймы обведены золотыми полосами. Одновременно были отправлены 2 бунчука из камки желтого цвета: на первом — образ святого великомученика Георгия, на втором — образ святого страстотерпца Иоанна Воинственника, с каймами, в каймах звезды и репьи, писанные золотом и серебром.20

В 1720 г. в войско Донское были доставлены новые регалии. Об этом в архивных делах сохранилась важная запись: «Государственной коллегии иностранных дел от 16 марта 1720 г. предписано было в Москве ассесорам Шафирову и Ларионову послать к войску Донскому клейноды, сделав оные точно такие же, каковы в 1716 году отправлены были шесть знамен и два бунчука, которые окончились работою через три месяца и 17 июля для доставления войску Донскому отданы зимовой станицы есаулу Ивану Васильеву».21 Эти знамена подвели черту под регалиями, полученными донскими казаками от царей Романовых.

В конце 1721 г. Петр I был провозглашен императором, а государство Российское — империей. Как известно, образование Российской империи сопровождалось введением новых символов и знаков. Был взят курс на придание знаменам светского характера. Донские казаки сразу ощутили на себе эти перемены.

В 1722 г. войско Донское первым из всех удостоились чести получить новое императорское знамя. Оно примечательно и тем, что впервые на нем встречается многоцветное изображение герба Российской империи.

Знамя 1722 г. послужило образцом для последующих знамен и поэтому представляет особый интерес. Его прямоугольное полотнище из белой камки, с обшивкой с трех сторон серебряным шнуром, с одинаковым изображением на лицевой и оборотной сторонах. В центре, со смещением вверх, размещено изображение черного двуглавого орла под тремя коронами, с поднятыми вверх крыльями, с золотыми клювами и лапами, скипетром и синей державой, с золотыми украшениями. На груди орла красный щит с многоцветным изображением Георгия Победоносца; щит окружен золотой цепью с орденом Андрея Первозванного, в каждом звене цепи по одной букве орденского девиза «ЗА ВѣРУ I ВѣРНОСТЬ». По сторонам орла с левой стороны нарисованы многоцветные гербы: Московский, Владимирский и Казанский; с правой стороны — Киевский, Новгородский и Астраханский.

Ниже герба расположены полукругом серебряные пальмовые и золотые масличные ветви, в углах — четыре синих клейма (щита), с золотой каймой, с серебряными лапчатыми крестами в центре, около которых надпись: «КРЕСТОМЪ ТВОИМЪ, ХРИСТЕ, ХВАЛИМСЯ И СВЯТОЕ ВОСKPECEHIE ТВОЕ ПОЕМЪ И СЛАВИМЪ», около клейм, расположенных в нижних углах, по две серебряные восьмилучевые звезды. По краям полотнища в золотой раме надписи серебряными литерами: с лицевой стороны — полного императорского титула, с оборотной — «ВЕРНЫМЪ ПОДДАННЫМЪ ВОЙСКУ ДОНСКОМУ ЗА ОКАЗАННУЮ ИХЪ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ СО ШВЕДАМИ СЛУЖБУ И ДЛЯ УЧИНЕННАГО СЪ КОРОНОЮ ШВЕДСКОЮ ВЕЧНАГО МИРА.»22

Следующее войсковое знамя донские казаки получили от императрицы Анны Иоанновны. В январе 1733 г. она пожаловала за подвиги в персидскую войну знамя, по образцу знамени 1722 г., но без клейм и звезд. Военной коллегии было специально указано сделать из «остаточной казацкой суммы без излишеств» знамя, на котором в середине «изобразить живописью государственный герб, а по полям написать Ея Императорскаго Величества высокий титул золотыми словами, а по титулу, что Ея Императорское Величество пожаловали тем знаменем войско Донское за их верные службы в нынешнем 1733 году». Знамя, аналогичное этому, но с надписью на оборотной стороне золотыми литерами — «ВЕРНЫМЪ ПОДДАННЫМЪ ВОЙСКУ ДОНСКОМУ ЗА ОКАЗАННУЮ ИХЪ СЛУЖБУ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ СЪ ТУРКАМИ.», было пожаловано в 1743 году.43

При императрице Анне Иоанновне в казачьи войска стали отпускать полковые и сотенные знамена (бунчуки) в больших количествах, в основном вышедшие из употребления царские стрелецкие знамена, прапора и значки «на манер с казачьими». Был определен десятилетний срок службы этих знамен и порядок их выдачи. Знамена, по ходатайствам войсковых атаманов, после положительного решения монарха выписывались Военной коллегией со складов Москвы или С.-Петербурга. Но, в отличие от армейских частей, власти рассматривали выдачу знамен казакам не как замену истрепавшейся и отслужившей срок амуниции, а как форму поощрения за «верные службы» при наличии документально зафиксированных заслуг.

Самое большое количество бунчуков было отправлено донским казакам. Первоначально в 1730 г., рассмотрев ходатайство донского войскового атамана Андрея Лопатина, по именному указу «...приказали для случающихся воинских потреб отпустить к ним на Дон из имеющихся в Мундирной конторе старых живописных 12 прапоров...».24 В 1738 году было указано «в оное Войско для всегдашних походов отпустить ныне из имеющихся в Санктпетербургском магазейне старых 76 сотенных значков, которые и отпущены, а достальное в требованное двусотное число значки, ежели имеются в Москве, отпустить из военной конторы».25 Через два года они были получены, но в каком количестве, неизвестно.

Императрица Елизавета Петровна в 1744 г. наградила донских казаков за подвиги в период Шведской войны новым знаменем, не похожим на прежние — «по особливо учиненному в Военной коллегии рисунку».

Знамя квадратное, со сторонами 213 см, полотнище из белой камки с трех сторон обшито золотой бахромой. В центре — государственный герб, над крыльями орла два золотых лапчатых креста в кругах, с надписью «КРЕСТОМЪ ТВОИМЪ ХРИСТЕ ХВАЛИМСЯ И СВЯТОЕ BOCKPECEHIE ТВОЕ ПОЕМЪ И СЛАВИМЪ: ТЫ БО ЕСИ БОГЪ НАШЪ, ВЪ ТРОИЦЕ СВЯТОЙ СЛАВИМЫЙ». По краям знамени на лицевой стороне написан полный титул императрицы, на оборотной стороне сделана надпись: «ДАНО СИЕ ЗНАМЯ ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА ВЕРНЫМЪ ПОДДАННЫМЪ ВОЙСКУ ДОНСКОМУ ЗА ОКАЗАННУЮ ИХЪ ВЪ МИНУВШУЮ ПОСЛЕДНЮЮ СЪ ШВЕДАМИ ВОЙНУ СЛУЖБУ И ДЛЯ УЧИНЕННАГО СЪ КОРОНОЮ ШВЕДСКОЮ ВЕЧНАГО МИРА. ЛЕТА ОТЪ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА 1744, ГОСУДАРСТВОВАН1Я ЕЯ ВЕЛИЧЕСТВА 3 ГОДА.».26

С большим пониманием и участием императрица отнеслась к беде, вскоре случившейся на Дону. Взамен сгоревших 12 августа 1744 г. во время пожара в Черкасске знамен она повелела изготовить их точные копии:

«... На голубой камке, вместо данного в 706 году, с изображением Честного Животворящего Креста Христова, за службу, учиненную в возмущение астраханское.

На белой камке, вместо данного в 722 году тафтяного белого с гербом его императорского величества императора Петра Великого, и написано около того герба полный титул его императорского величества и притом изъяснено, что дано оное знамя Донскому войску ради учинения с короною Шведскою вечнаго мира.

На белой же камке, вместо данного в 733 году с государственным гербом, а по полям написан титул ея императорскаго величества, блаженные памяти государыни императрицы Анны Иоанновны, а по титулу, что её императорское величество пожаловала тем знаменем войско Донское за их в том 733 году верные службы и для учиненного с его шаховым величеством персидским мирного трактата.

На белой же камке, вместо данного в 740 году с государственным же гербом и с титулом её императорского величества, блаженные памяти государыни императрицы Анны Иоанновны и что её императорское величество пожаловала войско Донское тем знаменем за оказанные их службы в минувшую с турками войну.

На белой же камке написано вновь против того, как в 744 году сделано было с государственным гербом и с высочайшим её императорского величества государыни императрицы Елисаветы Петровны титулом..».27

Все копии войсковых знамен делал мастер Иван Поспелов «на добрых голевых камках живописным добрым же мастерством и на оное написание употреблены краски добрые золото червонное, а не двойники и не серебро, булавы и копья медныя золоченыя, древки и на обшивку сукно оное доброе».28 По завершении всей работы в 1746 г. знамена были отправлены из Москвы в Черкасск с атаманом донской зимовой станицы Сидором Себрековым

В этом же году Иван Поспелов изготовил высочайше назначенные войску Донскому 50 новых походных знамен и 50 бунчуков с изображениями Святых угодников, мучеников, евангелистов, архангелов. Полотнища и кайма у них были обратных цветов — красные и синие, на кайме нарисованы золотые звезды. После строгой приемки всю продукцию забрал и доставил на Дон на пяти почтовых подводах старшина Степан Ефремов.

По указанию императрицы к концу июля 1747 г. «за счет денег из воинской суммы» были заново сделаны (возобновлены) 36 знамен, 10 бунчуков и 2 значка, пожалованные Петром I. Для доставки всей продукции на Дон потребовались три ямские подводы.29

В 1757 г. войсковой атаман рапортовал, что «после бывшего в 1744 году сильного в Черкаском пожара, построенные от Военной конторы походные знамены и бунчуки, за всегодними, при командируемых в службу Ея им-ператорскаго величества командах употреблениями, так обветшали, что в ныне отправленные команды с крайнею нуждою набрать и оные едва уже починкою исправить могли...».30

По указанию императрицы были назначены к выдаче новые 50 знамен и 50 бунчуков. Их изготовил живописный мастер Василий Волохов, под контролем атамана ЗИМОВОЙ станицы Леонтия Лукьянова. В 1758 году в войско Донское успешно прибыл долгожданный обоз. Доставленные знамена повторяли предыдущие образцы, но по цветовой гамме и рисункам были намного разнообразнее: полотнище полностью белое; синее с алой или желтой каймой; красное с зеленой или желтой каймой, зеленое с алой каймой. Бунчуки были без каймы — белые, красные, синие, желтые, пурпурные, с золотыми и серебряными кантами. На всех знаменах и бунчуках помещались изображения звезд и святых, из которых чаще повторялись образы Андрея Первозванного, Сергея и Николая Чудотворцев, архистратига Михаила, Димитрия Солунского, Иоанна Воина, Никиты, Феодора Стратилата и Александра Невского.31

Обратим внимание, что монаршая дочь Петра I пожаловала донским казакам самое большое количество регалий: 142 знамени, 110 бунчуков и 2 значка. Со всеми ранее полученными святынями войско как бы обретало постоянный походный Иконостас в бескрайней степи. С казаками незримо присутствовали все Святые воины, целители, евангелисты, а также рать архангелов с небесными предводителями. Неудивительно, что настойчиво утверждалось представление о Донском крае, как Богом хранимой земле — оплоте Православия на рубежах мусульманского мира.

При императоре Петре III единственные, кто получил в войско знамена, были волжские казаки.

Императрица Екатерина II возобновила практику высочайших пожалований знамен донским казакам за их воинские подвиги. Уже в 1764 г. она наградила Донское войско за отличие в Семилетнюю (Прусскую) войну знаменем, похожим на данное в 1744 г. «за шведскую кампанию». Полотнище делалось из белого штофа и обшивалось с трех сторон серебряной бахромой. На груди черного двуглавого орла размещался красный щит с золотым вензелем императрицы. По краям полотнища наносилась надпись золотыми литерами: «ДАНО СИЕ ЗНАМЯ ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА ВЕРНЫМЪ ПОДДАННЫМЪ ВОЙСКУ ДОНСКОМУ ЗА ОКАЗАННУЮ ИМЪ ВЪ МИНУВШУЮ ПРУССКУЮ ВОЙНУ СЛУЖБУ ЛЕТА ОТЪ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА 1764, ГОСУДАРСТВОВАНIЯ ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕЙ ГОСУДАРЫНИ ВТОРОЙ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ АЛЕКСЕЕВНЫ САМОДЕРЖИЦЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ.». Это знамя было отправлено на Дон с атаманом зимовой станицы Иваном Харитоновым.32

В 1775 г. последовало новое награждение — за отличие в Турецкую войну. Наградное знамя изменилось, стало более светским и красочным. Известно, что в его разработке и изготовлении принимал участие всемогущий фаворит императрицы генерал-фельдмаршал и кавалер князь Потемкин Таврический, который даже выдал кредит на 1150 рублей.

Новое знамя значительно уменьшилось в размерах: полотнище было квадратное, из белого штофа, со сторонами около 115 см, с красной каймой, обведенной снизу золотым узором. Около каймы сделан узор из золотых и зеленых веток. На лицевой стороне в центре — государственный герб, на оборотной — золотой вензель императрицы в желтом овальном медальоне, окруженный зелеными пальмовыми и масличными ветвями. Над медальоном восходящее золотое солнце и большая корона. Под ветвями вышита надпись: «НАШЕМУ ВЕРНОЛЮБЕЗНОМУ ВОЙСКУ ДОНСКОМУ ЗА ХРАБРЫЕ И МУЖЕСТВЕННЫЕ ПОДВИГИ ВО ВРЕМЯ МИНУВШЕЙ ВОЙНЫ СЪ ТУРКАМИ. ДАНО ВЪ 10 ДЕНЬ ПОЛЯ 1775 ГОДА.».33 Примечательно, что это знамя послужило образцом для армейских знамен, которые стали выдаваться только с 1780 года.

В 1795 г. Екатерина II приняла решение увековечить подвиги донских казаков на юге — под Очаковым и Измаилом, а также на севере — на финском побережье против шведов. Для этого изготовили и вручили Донскому войску два белых знамени, по образцу знамени 1722 года, но без синих клейм и серебристых звезд. Также изменилась форма знамен — из квадратных они стали прямоугольными: в длину около 285 см (4 аршина), в ширину 213 см (3 аршина). Изготовление знамен обошлось в сумму 945 рублей, при этом использовались дорогие ткань, краски, золото, серебро и другие материалы.

Глубокий смысл пожалования раскрыт в надписи, выполненной серебром на оборотной стороне знамен: «ПОВЕЛЕНИЕМ ДАНО СИЕ ЗНАМЯ ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА ВЕРНЫМЪ ПОДДАННЫМЪ ВОЙСКУ ДОНСКОМУ ЗА ОКАЗАННУЮ ИХЪ СЛУЖБУ ВО ВРЕМЯ ОКОНЧЕННЫХЪ ШВЕДСКОЙ И ТУРЕЦКОЙ КОМПАНИИ ХРАБРЫЕ И УСЕРДНЫЕ ПОСТУПКИ НА ВЕЧНУЮ И ВЪ ПОТОМСТВЕННЫЕ РОДЫ ВОЙСКА ДОНСКОГО СЛАВУ ЛЕТА ОТЪ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА 1795 Г., А ЦАРСТВОВАНIЯ ЕЯ ВЕЛИЧЕСТВА 33-е». О значимости пожалования также свидетельствовали дорогие знаменные принадлежности — гротик медный золоченый с вензелем императрицы, шнуры и кисти серебряные, древко зеленое, мешочек красный.34

Следует отметить, что при Екатерине II получить знамена стало сложно. Даже после положительного решения императрицы продолжалась переписка с войском, от которого требовали дополнительных обоснований. В середине февраля 1769 г. в Военную коллегию поступила «отписка войска Донского», в которой сообщалось, что «при нынешних расквартированиях остается крепких знамен самое малое число, без которых обойтись, по нынешнему военному времени, никак невозможно», а поэтому войсковой атаман просит «вновь из воинской суммы походных с разными изображениями на камках или других каких шелковых материях бунчуков — 100, знамен — 50».35

Постановление «об отпуске знамен» было утверждено Сенатом, деньги отправлены в Московскую военную контору, которой указано было знамена и бунчуки изготовить с подряда, приискав мастеров. Подряд был выполнен полностью, в количестве, запрошенном донским начальством, и вся изготовленная продукция отправлена на Дон.36

В 1782 г. донской войсковой атаман Д.И. Иловайский ходатайствовал о снабжении войска новыми знаменами, так как имевшиеся в наличии «от частого употребления по службе пришли уже в сущую неисправность». Потребность в знаменах стала сказываться еще и потому, что формировались 40 полков «по причине бунтующих крымцев и ногайцев». На каждый полк, состоящий из пяти сотен, Иловайский определял по 2 знамени и 3 бунчука, всего — 80 знамен и 120 бунчуков. При этом предлагалось изготовить знамена «с разными живописными изображениями и для лучшей прочности — из хороших ординарных штофов, а не из нынешней камки, коя весьма скоро является обветшалою».37

Однако указанное ходатайство не было удовлетворено, что и побудило в 1788 и 1791 годах периодически ставить вопрос о критическом состоянии походных знамен и бунчуков в полках Донского войска. Рассмотрев последнее ходатайство атамана в конце ноября 1792 г., Правительствующий Сенат и лично императрица Екатерина II признали необходимым срочно изготовить запрошенное количество знамен и бунчуков и выделить на их изготовление 4 тысячи рублей из казны.38

В соответствии с высочайшим указанием, в конце того же года (30 декабря) Военная коллегия постановила: «приискать мастеровъ и сделать вновь подрядомъ разными живописными по материи, называемой ординарнаго штофу, изображениями изъ разных того штофа цветовъ на число 50 полков, полагая противу прежнихъ примеровъ, на каждой полкъ знаменъ по два, бунчуковъ по три, всего знамен сто, а бунчуковъ сто пятьдесять, чтоб из числа означенных знаменъ и бунчуковъ, ради полковъ, при которыхъ походные атаманы находятся, было каждыхъ по десяти белыхъ, чтобы сими знаменами можно было атаманскому от другова полку, коемъ будетъ полковникъ, на деле и при особыхъ случаяхъ иметь свое различие.»39

Особо оговаривалось: «И как в прежних годах показанные знамена и бунчуки строены были в Москве, под смотрением нарочно присланных от Войска Донскаго старшин, то и ныне к строению оных отправить от оного Войска в Москву, кого по разсмотрению оного Войсковаго Гражданскаго Правительства, надлежит».40

Рисунки для знамен и бунчуков были привезены премьер-майором войска Донского Бобриковым, а подряд на их изготовление был отдан за 3 500 руб. живописному мастеру Ивану Колпашникову, который выполнил работу к середине 1794 г. Тогда же изготовленные знамена и бунчуки были отданы присланному за ними с Дона старшине Андрею Саринову и быстро доставлены в войско.41

Перед отправкой был составлен реестр всей продукции, который сохранился в архивных документах. Согласно ему, знамена и бунчуки делались только двухцветные, в сочетании цветов: синего с красным, синего с желтым, синего с белым и желтого с красным. При этом полотно знамени и бунчука были одного цвета (например, синие) а кайма знамени и косицы бунчука другого цвета (например, красные). Кайма знамени и косицы бунчука покрывались изображениями звезд. На полотнищах рисовались как старые, так и новые святые — пророки, евангелисты и мученики. На знаменах лик Христа Спасителя повторялся 24 раза, Божией Матери — 24 раза, Иоанна Крестителя — 17 раз, Св. Николая — 17 раз. На бунчуках наиболее распространенными были рисунки святых: Архистратига Михаила — 8 раз; Георгия Победоносца — 7 раз; Димитрия Солунского — 7 раз, Архистратига Гавриила — 5 раз, Федора Стратилата — 5 раз, Никиты — 5 раз, Евстафия — 5 раз, Федора Тирона — 5 раз, Пантелеймона — 5 раз, князя Александра Невского — 4 раза.42

В итоге при императрице Екатерине II донские казаки получили 151 знамя и 250 бунчуков.

Император Павел I повысил статус каждого знамени до воинской святыни и приказал, чтобы оно находилось в строю бессрочно. Знамя становилось символом Веры, Царя и Отечества, «так как было установлено освящение знамен и все вновь поступающие на службу или удостоенные повышения по ней должны быть приводимы к присяге...» Перед вручением знамя обязательно представлялось для осмотра императору и только после его одобрения отправлялось по месту назначения.43

Сам император внес изменения в изображения на войсковом казачьем знамени — отменил написание полного императорского титула и даты пожалования знамени. Вместо них предписано наносить надпись отличия и размещать девизы (кому положено). Был установлен новый способ крепления к древку — не мешочек, а широкий запас, одного цвета с полотнищем и крепко пришитый к нему. Он обертывался вокруг древка, а затем возле шва прибивался гвоздиками с медными позолоченными шляпками. Регламентации подверглись основные элементы знамени — полотнище, навершие, древко, гвозди, шнуры с кистями. Старые знамена со своими конструкционными особенностями были решительно сняты с производства.

Эти указания нашли воплощение в новом образце знамени для Донского казачьего войска, который отличался от прежних знамен меньшими размерами, новым содержанием, но при этом сохранял оригинальность и самобытность. В нем нашло совмещение и светское (государственное) и религиозное (православное) начало. Пожалованное 15 февраля 1800 г. Донскому казачьему войску простое знамя служило примером для последующих донских войсковых знамен вплоть до 1856 г.

Оно было изготовлено заранее (в 1799 г.) из дорогой белой ткани, расшито шелковыми, золотыми и серебряными нитками. Полотнище имело прямоугольную форму, длинной стороной вверх, обшивалось золотой бахромой. На лицевой стороне — золотой медальон с вышитым двуглавым орлом под большой золотой короной, с серебряным мальтийским крестом на груди и с многоцветным изображением Георгия Победоносца в красном щите, окруженный золотым венком из пальмовых ветвей, перевязанных внизу светло-синей лентой. С обеих сторон над медальоном свисающая черная лента мальтийского ордена с серебряной надписью в центре: «ВЕРНО ПОДДАННОМУ ВОЙСКУ ДОНСКОМУ ЗА ОКАЗАННЫЯ ЗАСЛУГИ ВЪ ПРОДОЛЖЕНIИ КАМПАНIИ ПРОТИВУ ФРАНЦУЗОВЪ 1799 ГОДА.». На оборотной стороне нашивался серебряный медальон с золотым крестом в сиянии (крест святого царя Константина), окруженный золотым венком из пальмовых ветвей, перевязанных внизу светло-синей лентой. На обеих сторонах в углах золотые двойные вензеля императора Павла I, окруженные золотыми пальмовыми ветвями, с двумя золотыми коронами — российской и мальтийской (гроссмейстерской), как в полках Гвардии. Навершие — позолоченное копьеобразное, с двойным вензелем Павла I; древко штандартное, окрашенное зеленой краской.44

В кавалерийских частях сохранилось употребление бунчуков. На их основе были сделаны штандарты Лейб-гвардии Казачьего полка, который 24 мая 1799 г. был расширен до трехэскадронного состава. Его эскадронам в июне были пожалованы три штандарта: белый с золотой бахромой и в центре малиновый крест в золотом сиянии — в лейб — эскадрон, малиновый с серебряной бахромой и белым крестом в серебряном сиянии — во второй эскадрон, малиновый с золотой бахромой и малиновым крестом в золотом сиянии — в третий эскадрон. Навершия в виде копья с двуглавым орлом, древко зеленое, штандартное.45

Александр I уже в самом начале правления проявил заботу о донских казаках — приказал заменить все «обветшавшие» старинные регалии, копии которых были сделаны в 1747 г. Следует учитывать, что в начале XIX века замена знамен «почиталась видом отличия».46

По этому вопросу 16 апреля 1803 г. министр военных сухопутных сил С.К. Вязмитинов сделал доклад Александру I и приложил подробную записку о пожалованных донским казакам «обветшавших» знаменах. По итогам аудиенции, Коммисариатской экспедиции 9 мая было предписано, «чтобы она высочайше аппробованные Войску Донскому знамена и бунчуки кому следует препоручила вновь построить с теми изображениями и надписьми, какия в помянутой, высочайше аппробованной, записке назначены, употребя деньги из суммы, остающейся в департаменте Коммисариатском от неполного комплекта войск, со всемерным сбережением оной от излишних расходов...».47 В июле на высочайшее рассмотрение были представлены проекты рисунков двух знамен — лазоревого 1706 г. и белого 1744 г., при этом к надписям на оборотной стороне полотнища был добавлен текст «лета Господня 1803, а Государствования Нашего третьяго», навершия изображены с вензелем Александра I в копье.

Утверждение рисунков состоялось 1 августа, что послужило основанием для начала крупномасштабной работы по изготовлению копий 6 войсковых знамен, 30 старинных малых станичных знамен, 2 бунчуков и 2 значков. Стоимость одного знамени составила 416 руб. 50 коп., бунчука и значка — 460 руб. Все копии были изготовлены за счет государственной казны и обошлись в сумму 17575 руб. В середине следующего года они были отправлены войсковому атаману генерал-лейтенанту М.И. Платову.48

В 1803 г. также было пожаловано особое и единственное в российской истории знамя не полку, а казачьей войсковой столице — Черкасску.

Цветной рисунок был утвержден 3 октября, а знамя изготовлено и доставлено на Дон в 1804 г. По конструкции оно было близко к штандарту Кавалергардского полка образца 1800 г.

Знамя имело в основе светло-синее полотнище, обшитое с трех краев золотой бахромой, на котором изображен золотом, серебром и красками, в серебряной восьмиугольной звезде герб города Черкасска. Вверху золотом нанесена пояснительная надпись: «Гербъ Войска Донскаго города Черкаска Всемилостивейше пожалованъ Государемъ Императоромъ АЛЕКСАНДРЪ ПЕРВЫМЪ 1803^ года Октября 8^ дня», а внизу — геральдическое описание герба. Полотнище прикреплено к поперечному древку и подвешено на шнурах к верхней части обычного штандартного зеленого древка. Навершие бронзовое вызолоченное, с императорской короной наверху и вензелем Александра I в копье, шнуры и кисти серебряные.49

Новое пожалование состоялось через два года и было необычным. Оно связано с подвигом двух донских полков — подполковников А.Г. Сысоева 1-го и В.Е. Ханженкова 1-го, прикрывавших отход отряда Багратиона при Шенграбене под натиском превосходящего противника.

Получив донесение о мужестве и героизме русских войск в этом арьергардном сражении, Александр I под впечатлением содеянного сам придумал особую коллективную награду — Георгиевское знамя. Высочайшим приказом 15 ноября 1805 г. были пожалованы полкам «за отличие, в сражении 4 ноября при Шенграбене оказанное... Киевскому гренадерскому, мушкетерским Азовскому, Подольскому, двум батальонам Новгородского и одному Нарвского — знамена, Донским казачьим Сысоева и Ханженкова — по одному знамени, все с изображением знаков Военного Ордена, и надписи о подвиге...». Текст надписи был составлен лично императором и гласил: «За подвиг при Шенграбене 4 ноября 1805 года, в сражении 5 тысячного корпуса с неприятелем, состоявшим из 30 тысяч».50

Проектные рисунки знамен также рассматривались лично Александром I и по его желанию были существенно изменены. Первоначально предполагалось изготовить полотнища знамен с изображением Георгиевского креста; в навершиях вместо орла поместить знак ордена св. Георгия Победоносца, простые ленты заменить на георгиевские с кистями, надпись отличия нарисовать золотом на извивающейся андреевской ленте. Такие эскизы 13 июля 1806 года были представлены императору генерал-адъютантом графом Ливеном. Одновременно он сообщил, что не все награждаемые пехотные полки в последнем Аустерлицком сражении проявили себя достойно и предложил «на основании Высочайшей Вашего Величества воли, дабы таковым полкам вновь знамен не давать, оные им ныне не назначаются».51 Александр I согласился, и таким образом, достойными к награждению Георгиевскими знаменами признал только Киевский гренадерский полк и 2 казачьих полка. Для них было решено изготовить знамена по индивидуальным рисункам, в основу которых был положен российский двуглавый орел Надпись о подвиге перенесли на края полотнища, чтобы она была видна и читалась издалека. Все знаменные принадлежности оставили без изменения — георгиевскими.52

После утверждения рисунков изготовление знамен, в том числе и казачьих, заняло больше половины года (сделаны 25 февраля, стоимость одного знамени составила 370 рублей). В начале осени, 28 сентября 1807 г., Александр I подписал каждому казачьему полку высочайшую (знаменную) грамоту, в которой, в частности, отмечалось: «В знак признательности нашей и дабы оставить в памяти подвиги ваши, жалуем вам знамя с означением деяния, заслуживающаго вам таковое отличие... Пребываем вам Императорскою Нашею Милостию благосклонны».53

Если рассматривать по степени главенства и оценки заслуг, то вопреки распространенному мнению о приоритете 5-го гренадерского Киевского полка (1 белое полковое знамя, 1 цветное батальонное знамя), первенство наблюдается все же у донских полков — 2 белых полковых знамени, учитывая, что решение о всех знаменах принималось одновременно и изготовление было завершено также одновременно.

Первое казачье Георгиевское знамя в современной исторической литературе изображается не совсем точно. Искаженно передается надпись отличия, пропускаются некоторые детали. Восстановить внешний вид знамени представляется возможным на основе его рисунка, по времени наиболее приближенного к периоду изготовления и отправки регалии.54

Знамя двухстороннее имело прямоугольное полотнище из белого штофа со сторонами в длину 160 см, в ширину — 151 см. С трех краев обшивалось золотой бахромой шириной 6 см. На каждой стороне по периметру золотом нарисована надпись:

«За подвигъ при Шенграбенъ 4го Ноября 1805 Года въ сраженiи 5т. Корпуса съ Непрiятелемъ, состоявшимъ изъ 30т.».

На лицевой стороне в центре нарисована золотой краской большая сияющая восьмиугольная звезда с круглой серединой белого цвета, в которой размещен золотой императорский вензель Александра I и под ним две перекрещенные золотые лавровые ветви (деталь, которая на современных рисунках не отражается).

На оборотной стороне в центре изображен под золотой короной золотой лавровый венок, с круглой оранжевой серединой, в центре которого нарисован черный двуглавый орел с золотыми коронами, одним поднятым крылом, держащий в лапах золотые перуны. На груди орла красный круглый щит с изображением Св. Георгия на белом коне (как на офицерском знаке ордена).

Древко штандартное, зеленое, с позолоченными продольными полосками, навершие бронзовое, вызолоченное, в его прорезном копье вместо императорского вензеля размещен большой металлический, выкрашенный масляной краской офицерский крест ордена Св. Георгия, который составляет одно целое с копьем. Ленты — орденские георгиевские, с серебряными кистями, имеющими примесь из нитей черного и оранжевого шелка.

Таким образом было положено начало георгиевским казачьим знаменам с надписями за коллективные подвиги. Этот почин получил развитие в Отечественную войну 1812 года и последующий период. Пожалования начались в1813и1814 годах, причем за каждое конкретное отличие вручалось знамя со своим неповторимым рисунком

Такое Георгиевское знамя получили казаки донского Атаманского полка. Интересно, что при утверждении его рисунка учитывались пожелания офицеров полка. Еще весной 1813 г. полковое начальство при одобрении войскового атамана Платова возбудило соответствующее ходатайство, под-держанное генерал-фельдмаршалом M.И. Кутузовым

Пожалование состоялось 24 апреля 1813 г., при этом в награду был добавлен бунчук. Об этом сообщил управляющий Военным министерством А.И. Горчаков в следующем уведомлении Коммисариатскому департаменту: «Его Императорское Величество, за отличную храбрость, оказанную в течение минувшей кампании Войска Донского Атаманским полком, в знак признательности своей всемилостивейше пожаловал сему полку Бунчук и Знамя, коих образцы с принадлежащими к ним надписями у сего препровождая, предлагаю Коммисариатскому Департаменту, сии пожалованные вещи приказать изготовить и по заготовлении представить ко

Знаменная грамота 5-му Донскому казачьему войскового атамана Власова полка.gif

Знаменная грамота 5-му Донскому казачьему войскового атамана Власова полка, подписанная Николаем II на Бородинском поле 26 августа 1912 г.

мне для отправления к Генерал Фельдмаршалу князю Голенищеву-Кутузову Смоленскому».55

Уже 10 мая были изготовлены проектные рисунки бунчука и знамени Атаманского полка и направлены в Военное министерство. Они были высочайше рассмотрены и утверждены 29 августа 1813 г., о чем А.И. Горчаков сообщил в предписании Коммисариатскому департаменту: «Рисунки я имел счастие представлять Государю Императору. Его Императорское Величество, утвердив оные Рисунки, высочайше повелеть соизволил, по общему желанию войска Донского и Атамана онаго Войска, прибавить на знамя, в надлежащем месте, для вящей важности онаго, следующие слова: «Буди Господи, милость Твоя на насъ, яко-же уповахомъ на Тя, да не постыдимся во веки».56

Знамя по утвержденному рисунку было изготовлено в мае 1814 г. и через месяц подготовлено к отправке. Оно представляло собой двухстороннее прямоугольное полотнище из светло-синего штофа, со сторонами 140 см в длину, 116 см в ширину, обшитое с трех краев золотой бахромой шириной 6 см В центре на обеих сторонах масляными красками нарисован во весь рост Спаситель, стоящий на облаке. У трех краев, начиная от древка, сделана надпись золотыми литерами: «Будѣ Господи милость твоя на насъ яко же мы уповахомъ на тя да не постыдимся во веки»; внизу надпись золотом в две строки: «Войска Донскаго Атаманскому полку за храбрость»; изображение Спасителя охвачено полуовальной золотой надписью: «СЪ НАМИ БОГЪ РАЗУМЕЙТЕ ЯЗЫЦЫ И ПОКОРЯЙСЯ ЯКО СЪ НАМИ БОГЪ».57

Вместе со знаменем был изготовлен бунчук — единственная Георгиевская награда такого вида в истории России. Жалованный белый бунчук с 1792 г. символизировал атамана, а также служил генеральским отличием. Можно полагать, что в награде атаманцев были персонифицированы и заслуги Платова. Пожалованный Георгиевский бунчук белого цвета, с двумя косицами, в длину около 178 см и в ширину 48 см, кругом обшит золотой бахромой. В центре, со смещением к древку, с обеих сторон нарисован масляными красками св. Георгий Победоносец на коне, поражающий копьем дракона. Вокруг всадника надпись золотыми буквами: «ВОЙСКА ДОНСКАГО АТАМАНСКОМУ ПОЛКУ ЗА ОТЛИЧНУЮ ХРАБРОСТЬ.».58

Древки у знамени и бунчука одинаковые — штандартные, темно-зеленого цвета с желобками, из которых три выложены желтой медью и вызолочены. Наверху медное вызолоченное копье, в середине которого георгиевский крест. К копью привязаны серебряные кисти на серебряных плетеных шнурах, замененные позднее георгиевскими лентами.

Наравне с элитным Атаманским полком проявили себя и обычные донские полки под командованием отважных командиров. 8 октября 1813 г. Георгиевские знамена (по одному на полк) были пожалованы донским полкам Жирова, Власова 3-го, Иловайскаго 11-го и Грекова 18-го с лаконичной надписью: «За отличную храбрость в поражении неприятеля».59

Высочайшим приказом 20 октября 1813 г. «в вознаграждение отличного мужества и храбрых подвигов, явленных Донским казачьим Дячкиным полком во многих сражениях противу неприятеля» полку пожаловано Георгиевское знамя с надписью отличия: «Храброму Донскому Дячкина полку».60

Высочайшим приказом 13 января 1816 г. за героизм в сражениях при Вязьме, Краоне, Лаоне и Арсисе простые знамена (по одному на полк), но с надписью соответствующего отличия были пожалованы донским Мельникова 4-го и Мельникова 5-го полкам.61

Следует отметить, что ожидание заслуженных коллективных наград растянулось на долгие годы. Знамя, пожалованное полку Дячкина, было спроектировано в начале 1814 г. и сразу представлено на доклад Александру I. Рассмотрение состоялось 5 февраля 1814 г., о чем управляющий Военным министерством сообщил в Коммисариатский департамент: «Рисунок пожалованному Донскому Казачьему Дячкина полку знамю, доставленный от Вашего превосходительства, я имел счастие представлять Государю императору на утверждение. Его Императорское Величество ВЫСОЧАЙШЕ повелеть соизволил полотнищу онаго знамени дать форму и цвет штандарта КАВАЛЕРИИСКАГО, а прочее все оставить так, как на рисунке.

Сей рисунок препровождая при сем, рекомендую Вашему Превосходительству приказать изготовить сходно с Высочайшею волею упоминаемое знамя и по изготовлении представить ко мне для отправления в означенный полк.».62 В соответствии с приказанием 23 марта был подготовлен новый рисунок и 30 апреля согласован управляющим Военным министерством Знамя, по утвержденному рисунку, изготовлено к ноябрю 1814 г. и обошлось казне в «полном сборе» в 1040 руб.63

Известно, что оно представляло собой прямоугольное полотнище в длину 151 см, в ширину 125 см, обшитое с трех сторон золотой бахромой. Остальная информация нуждается в корректировке. Следует отметить, что рисунок знамени, послуживший образцом при его изготовлении, подшитый в архивное дело, позволяет устранить искажения, которые до сих пор сохраняются в рисунках и описаниях этого знамени. Во-первых, полотнище знамени сшивалось из клинообразных кусков, разделяющих его на крест и углы. Во-вторых, на оборотной стороне полотнища в середине оранжевого круга размещен черный двуглавый орел не гвардейского образца 1813 г., а установленный в 1813 г. для георгиевских армейских пехотных знамен (с одним поднятым крылом и без герба на груди). В-третьих, надпись отличия сделана не малыми, а большими прописными литерами (размещается полностью между углами), слово «казачьего» отсутствует. В-четвертых, круглые медальоны по сторонам знамени не серебряные, а белого цвета. Древко и все знаменные принадлежности такие же, как у первых Георгиевских казачьих знамен, штандартные.64 Вместе с высочайшей (знаменной) грамотой, подписанной в 1816 г., полковое знамя было отправлено на Дон.

Остальные донские полки не смогли получить знамена так же «быстро». Только 20 ноября 1813 г. были разработаны проектные рисунки Георгиевских знамен для четырех полков, с учетом высочайших замечаний по рисунку знамени Дячкина полка. За их написание в красках художник получил 10 рублей. Эти рисунки 16 декабря 1813 г. установленным порядком были направлены управляющему Военным министерством. Судьба их неизвестна.65

В 1817 г. в Коммисариатском департаменте, на основе утвержденного 3 февраля 1817 г. образца штандарта для гвардейской кавалерии, были разработаны новые проекты рисунков казачьих знамен и переданы на высочайшее рассмотрение. При этом была представлена книга с 50 рисунками знамен, имеющихся в казачьих войсках.

Император 12 октября утвердил некоторые проектные образцы и указал: «знаменам же сим быть мерою точно противу Лейб Гвардии Драгунских штандартов и древки иметь штандартные, и делать не из штофа, а из материи из которой делаются оные для пехоты». В тот же день начальник Главного штаба Его Величества князь Волконский сообщил высочайшее повеление: «...чтобы и впредь делать по сим образцам и для прочих иррегулярных Кавалерийских войск, исключая цветов, кои будут назначаемы особенно».66

В соответствии с этим повелением в 1821 г. наконец изготовили и вручили 4 Георгиевских знамени полкам Жирова, Власова 3-го, Грекова 18-го, Иловайскаго 11-го и 2 простых знамени — полкам Мельникова 4-го, Мельникова 5-го.

Все знамена — утвержденного образца 1817 г., белого цвета, с палевыми углами, с золотыми орлами, вензелями, ветвями, коронами и полосками. Отличались только знаменными принадлежностями, надписями и их расположением. У Георгиевских знамен в рамке, золотом в один ряд писалось: «ЗА ОТЛИЧНУЮ ХРАБРОСТЬ ВЪ ПОРАЖЕНIИ НЕПРIЯТЕЛЯ.», у простых знамен в два ряда — «ВЪ ВОЗДАЯНIЕ ОТЛИЧНЫХЪ ПОДВИГОВЪ ОКАЗАННЫХЪ ВЪ СРАЖЕНIЯХЪ ВЪ МИНУВШУЮ ВОЙНУ ПРОТИВЪ ФРАНЦУЗОВЪ ПРИ КРАОНЕ И ЛАОНЕ.».67

Александр I, уделяя много внимания полковым казачьим знаменам, не забывал отметить и заслуги всего войска Донского. В августе 1811 г. последовало награждение простым войсковым знаменем, похожим на «павловское», но с важными изменениями.

С белого полотнища исчезли гроссмейстерские короны и поменялись вензеля — по имени нового императора. Крест с сиянием из золотого стал красным с золотой окантовкой, а прежний российский герб с мальтийским крестом сменил новый золотой императорский двуглавый орел с цепью ордена Св. Андрея Первозванного. Все венки из двух ветвей — пальмовой и масличной. Черная лента была заменена георгиевской, и на ней размещена золотая надпись: «ВЕРНОПОДДАННОМУ ВОЙСКУ ДОНСКОМУ ЗА ОКАЗАННЫЯ ЗАСЛУГИ ВЪ ПРОДОЛЖЕНЫ КАМПАНШ ПРОТИ-ВУ ФРАНЦУЗОВЪ 1807 ГОДА.». Так была отражена сопричастность с героическими донскими полками, в числе первых ставших обладателями Георгиевских знамен. Навершие знамени простое позолоченное, с вензелем Александра I внутри копья, шнуры с кистями — серебряные, древко, штандартное с золотым прибором Изготовление знамени обошлось казне в 1857 рублей.68

По образцу этого знамени готовился проектный рисунок нового наградного войскового знамени. Император Александр I, отмечая заслуги донских казаков в 1812-1814 гг., лично подписал 20 июля 1816 г. высочайший рескрипт на имя войскового атамана, генерала от кавалерии графа Платова, в котором объявил: «...эпоха сия предана будет потомству особою грамотою, которая заготовляется в Правительствующем Сенате к подписанию моему и доставится вам вместе с знаменем, отличныя деяния Войска в незабвенную для России войну изображающим».69

В Коммисариатский департамент 25 июля 1816 г. поступило извещение, что Государь император, «распологая пожаловать войску Донскому по прежним примерам знамя, в ознаменование подвигов его в последнюю войну оказанные, Высочайше повелеть соизволил заготовить приличный рисунок и представить оной Его Императорскому Величеству...».70

В соответствии с императорской волей рисунок скопирован с указанного знамени (с простым навершием) и 5 августа представлен военному министру. Через 2 дня проект был высочайше рассмотрен и возвращен с предписанием разработать два варианта знамени с георгиевским навершием и лентами: один вариант по прежнему (казачьему) образцу, другой — как у пехоты, с надписью отличия по периметру полотнища. 19 октября император утвердил рисунок Георгиевского знамени по казачьему образцу.71

Ровно через год и один месяц, 19 ноября 1817 г., Донское войско было награждено Георгиевским знаменем, похожим на предыдущее. Прежний золотой двуглавый орел был заменен новым — утвержденным в 1813 г. для гвардейских знамен: черный двуглавый орел под одной короной, с московским гербом на груди (всадник вправо), с опущенными крыльями и держащий в правой лапе золотые перуны, в левой — золотой венок, перевитый золотой лентой. На свисающей георгиевской ленте сделана золотом надпись: «ВЕРНОПОДДАННОМУ ВОЙСКУ ДОНСКОМУ, ВЪ ОЗНАМЕHOBAHIE ПОДВИГОВЪ ОКАЗАННЫХЪ ВЪ ПОСЛЕДНЮЮ ФРАНЦУЗСКУЮ ВОЙНУ ВЪ 1812, 1813 И 1814 ГОДАХЪ.». Навершие установленного в 1807 году образца, с георгиевским крестом, покрашенным масляной краской, внутри копья; ленты узкие георгиевские с кистями, древко штандартное. Изготовление знамени обошлось казне в 2703 руб. 40 коп.72

Особо следует остановиться на Георгиевских штандартах для Лейб-гвардии Казачьего полка, проявившего незаурядное мужество и героизм на полях сражении. 22 марта 1817 г. последовало предписание Военному министру: «Его императорскому Величеству благоугодно было повелеть... сделать... для Лейб гвардии Казачьяго полка три штандарта по образцу Лейб гвардии Уланскаго полка с тою только разницею, что сии последние должны быть с серебром и с надписью за отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 года и за подвиг, оказанный в сражении при Лейпциге в 4 день октября 1813 года». К 15 декабря 1817 г. все три штандарта были изготовлены и доставлены к начальнику штаба Гвардейского корпуса. При жизни Александра I по неизвестным причинам они вручены не были. Весь комплект обошелся казне в 2373 руб. 65 коп.73

Император Николай I вернулся к вопросу о штандартах и оставил их только для казачьей гвардии. Выполняя волю предшественника, он 19 марта 1826 г. пожаловал Лейб-казакам уже заготовленные штандарты, как бы напоминая, что в этот день, ровно 12 лет тому назад, полк во главе русской императорской армии вступил в Париж. В высочайшей грамоте того же числа сообщалось: «В награду знаменитых подвигов мужества и храбрости, оказанных в минувшую достославную войну против французских войск, — пожалованные сему полку в Бозе почивающим Государем Императором Александром Павловичем штандарты, с изображением ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия, повелеваем по прочтении перед всем полком сей грамоты Нашей, употреблять на службу Нам и Отечеству с верностию, усердием и храбростию, Российскому воинству толико свойственными».74

Император, в знак особого расположения к Лейб-казакам, 25 марта 1826 г. принял участие в церемонии прибивки штандартов в Георгиевскомзале Зимнего дворца, а через 3 дня в манеже Инженерного замка торжественно вручил освященные штандарты полковому командиру.75

В 1832 г., 23 февраля, Донское войско получило второе Георгиевское войсковое знамя, с золотой бахромой. Внешне оно повторяло первое Георгиевское войсковое знамя, но отличалось вензелями нового императора и золотой надписью на свисающей над медальонами георгиевской лентой: «ВЕРНОПОДДАННОМУ ВОЙСКУ ДОНСКОМУ ЗА ОКАЗАННЫЯ ЗАСЛУГИ ВЪ ПРОДОЛЖЕННIИ КАМПАНИЙ: ПРОТИВЪ ПЕРСИЯНЪ ВЪ 1826 1827 И 1828 И ПРОТИВЪ ТУРОКЪ ВЪ 1828 И 1829 ГОДАХЪ.». Знаменные принадлежности прежние.76

В 1849 г., 26 ноября, последовало новое награждение — третьим Георгиевским знаменем. Оно было сделано по прежнему образцу, но надпись разместили не на георгиевской ленте, а по периметру полотнища, как у пехотного знамени. Освободившееся пространство заполнили увеличенными оранжевыми медальонами и императорскими вензелями в венках. С обеих сторон по краям золотом нанесли надпись: «ЗА ПОДВИГИ ВОЙСКА ДОНСКОГО ВЪ ПОХОДЕ НА УСМИРЕНIЕ ВЕНГРIИ И ТРАНСИЛЬВАНIИ ВЪ 1849 ГОДУ». Знаменные принадлежности прежние.77

Что касается простых донских полков, то до 1831 г. они знаменами не жаловались и не награждались. В это время шла разработка их новых образцов, взамен прежних знамен-штандартов.

Первым был утвержден образец казачьего знамени, по размерам приближенный к пехотному армейскому знамени, а по изображениям напоминающий Георгиевское знамя донского казачьего Дячкина полка, но без бахромы. Важным его отличием от всех знамен армии стало подчеркнутое размещение на лицевой стороне полотнища традиционного для казачества красного четвероконечного креста с золотыми окраинами (православного царя Константина), с которым связывался распространенный девиз «Сим знамением победиши». На оборотной стороне рисовался черный двуглавый российский орел с опущенными крыльями и держащий в лапах перуны и венок. Полотнище сшивалось из клинообразных кусков синего цвета, на них нашивались медальоны красного цвета. Вензеля императора и венки наносились печатным золотом. На наградных знаменах по краям полотнища с обеих сторон делалась золотая надпись отличия. Знаменные принадлежности остались прежние: позолоченное георгиевское навершие с крестом ордена внутри копья и георгиевские ленты с кистями или позолоченное навершие с орлом внутри копья и шнуры с кистями.

Георгиевские знамена, изготовленные по этому образцу, были пожалованы:

Донскому казачьему Шамшева полку, с надписью отличия: «ЗА ОБОРОНУ КРѣПОСТИ БАЯЗЕТА 20го И 21го ГОНЯ 1829 ГОДА.»;

Донскому казачьему 38-му полку с надписью отличия: «ЗА ПРИМЕРНУЮ ХРАБРОСТЬ, ОКАЗАННУЮ ПРИ ПОБЕДЕ, ОДЕРЖАННОЙ НАДЪ СКОПИЩѣМЪ ГОРЦЕВЪ 3го ГОНЯ 1844 ГОДА ПРИ СЕЛЕНIИ ГИЛЛИ.».78

Простыми знаменами образца 1831 г. император Николай I наградил:

Донские казачьи полки генерал-майора Бегидова, полковников Борисова 1-го, Золотарева 4-го, Ильина, Платова 2-го, Рыковского, Чернушкина 2-го, подполковника Бакланова, с общей надписью отличия: «ЗА ОТЛИЧIЕ ВЪ ТУРЕЦКУЮ ВОЙНУ ВЪ 1828 И 1829 ГОДАХЪ.»;

Донские казачьи полки генерал-майоров Леонова, Сергеева и Карпова, полковника Басова, с общей надписью отличия: «ЗА ОТЛИЧIЕ ВЪ ПЕРСИДСКУЮ И ТУРЕЦКУЮ ВОЙНЫ ВЪ 1827 1828 И 1829 ГОДАХЪ.»;

1-й Донской казачий полк, с надписью отличия: «ЗА ОТЛИЧНЫЙ ПОДВИГЪ ПРИ УСМИРЕНIИ ТРАНСИЛЬВАНIИ В 1849 ГОДУ».79

Для повседневной службы Николай I одобрил использование образцов традиционных казачьих знамен и бунчуков конца XVIII века. На их основе были подготовлены соответствующие проектные рисунки для 10 донских казачьих полков, которые были Высочайше утверждены 30 декабря 1831 г.80

В исторической литературе о них нет упоминания. В архиве удалось обнаружить краткие описания образцов и проследить процесс их изготовления и доставки. Всего было «построено» 10 простых знамен и 30 бунчуков (по 3 на полк). Они, как и в 1794 г., делались только двухцветные, в строгом сочетании цветов полотнища и каймы (косиц): синего с красным, желтого с красным и синего с желтым. На полотнищах рисовались разноцветными масляными красками изображения Господа Вседержителя, Божьей Матери, Святого животворящего креста, Св. Апостолов и угодников Божьих, праздников Господних и Богородичных, установленных в полках. Кайма знамени и косицы бунчука, как и прежде, покрывались изображениями

Донское Георгиевское войсковое казачье знамя и простой бунчук образца 1831 г..gif

Донское Георгиевское войсковое казачье знамя и простой бунчук образца 1831 г.

золотых звезд. Заказ был выполнен к 1832 г. и отправлен в Инспекторский департамент Военного министерства.81

В конце того же года наказной войсковой атаман генерал-лейтенант Д.Е. Кутейников отправил ходатайство о возобновлении знамени с гербом Черкаска. Высочайшее дозволение последовало 23 января 1833 г., что позднее было отмечено дополнительной надписью под описанием герба: «ВОЗОБНОВЛЕН ПО ВЫСОЧАЙШЕМУ ПОВЕЛЕНИЮ ВЪ 1833 ГОДУ». Рисунки и надписи на полотнище делал живописный мастер Иван Зиновьев. Знамя обошлось казне в 649 руб. В начале ноября оно направлено в Инспекторский департамент Военного министерства и «вместе с посланными в Новочеркасск знаменами и бунчуками» 22 ноября 1833 доставлено фельдъегерской почтой в войско.82

Николай I скончался 18 февраля 1855 года. Его сын, Александр II, первый Августейший атаман всех казачьих войск, вступил на престол на завершающем этапе тяжелой Крымской войны и сразу отметил заслуги донских казаков. Согласно воле предшественника, он 15 марта 1855 г. пожаловал Донскому казачьему 11-му полку за проявленное мужество и храбрость Георгиевское знамя — первое из всех Георгиевских знамен в его правление. Надпись на знамени была высочайше утверждена следующая: «ЗА ОТЛИЧIЕ ВЪ СРАЖЕНIИ ПРОТИВЪ ТУРОКЪ 4го IЮНЯ 1854 ГОДА ЗА РѣКОЮ ЧОЛОКОМЪ.».83 Позднее, 25 сентября 1855 г., Донскому казачьему 23-му полку было Всемилостивейше пожаловано Георгиевское знамя с надписью: «ЗА ОТЛИЧIЕ ВЪ СРАЖЕНIИ ПРОТИВЪ ТУРОКЪ 17го IЮЛЯ 1854 ГОДА НА ЧИНГИЛЬСКИХЪ ВЫСОТАХЪ.».84 Эти Георгиевские знамена были изготовлены к концу 1856 г. и отправлены на Дон. По внешнему виду они отличались от «николаевских» только вензелями нового императора.

Георгиевским было и войсковое знамя, пожалованное 26 августа 1856 г., с надписью на Георгиевской ленте: «ЗА ХРАБРОСТЬ И ПРИМЕРНУЮ СЛУЖБУ ВЪ ВОЙНУ ПРОТИВЪ ФРАНЦУЗОВЪ АНГЛИЧАНЪ И ТУРОКЪ ВЪ 1853,1854,1855 И 1856 Г.». Оно внешне отличалось от белого войскового знамени 1832 г. только вензелями нового императора и изображением золотого двуглавого орла с поднятыми вверх крыльями. На лицевой стороне все так же размещался традиционный красный крест с золотыми окраинами.

В следующем году устанавливается новый образец типового казачьего знамени. Рисунки его высочайше утверждены 21 августа 1857 г., в том числе рисунок Георгиевского знамени Донского казачьего 20-то полка, пожалованного 30 августа 1856 года, с надписью: «ЗА ОТЛИЧНЫЕ ПОДВИГИ ВЪ СРАЖЕНIИ ПРИ КЮРЮКЪ-ДАРА 24го IЮЛЯ 1854 ГОДА.».85

За его основу взято пехотное знамя с делением на крест и углы (т.н. «прусский образец»). Полотнище двухстороннее, со сторонами 142 см, сшитое из клинообразных кусков. Крест (из шелка синего цвета) отделялся от углов узкими оранжевыми полосками. Углы представляли собой две сшитые половинки, ближайшая к вертикальной оси — черная, а к горизонтальной оси — белая, соединительный шов прикрывался узкой оранжевой полоской. В углах знамени на концах изображены серебряные лавровые венки, увенчанные коронами и охватывающие серебряный вензель Александра II.

На лицевой стороне в центре, как и прежде, изображался четырехугольный красный крест, но с серебряными окраинами и в серебряном венке под серебряной короной. На оборотной стороне в таком же венке размещался многокрасочный герб Российской империи нового образца («черный двуглавый орел с округленно поднятыми крыльями, золотые короны на обеих головах, и кроме того, третья корона на ленте, опирающейся на эти головы. На груди орла — московский герб, но св. Георгий Победоносец изображен скачущим не вправо, а влево. Щит окружен цепью ордена Св. Андрея Первозванного. В правой лапе орла скипетр, в левой — держава, хвост не из перьев, а в виде геральдического узора».86 Древко черное — весь металлический прибор — серебряный.

Одновременно принимается и новый образец штандарта для гвардии. Основа и размеры остались прежние. Полотнище — из желтого штофа. Центральная часть повторяет композицию знамени в уменьшенном виде, но углы черные с белым, с желтыми по середине полосками. С обеих сторон одинаковые изображения — государственный герб. Квадраты под венками с императорским вензелем — цветные, установленного цвета. Древко штандартное, зеленое, навершие в виде литого объемного двуглавого орла.87

Георгиевский штандарт такого образца жалуется высочайшим приказом 8 сентября 1860 г. А.-Гв. Атаманскому полку, вместо «платовских» Георгиевских знамени и бунчука, которые приказано хранить вместе с регалиями войска Донского. Событие было приурочено ко дню рождения Августейшего шефа полка и связано с получением «атаманцами» прав молодой гвардии.

Штандарт был изготовлен в короткий срок и передан в штаб Гвардейского корпуса. На его полотнище в рамке над орлом блестела вышитая серебром надпись: «ЗА ОТЛИЧIЕ ОКАЗАННОЕ ВЪ ВОЙНЕ СЪ ФРАНЦУЗАМИ ВЪ 1812, 1813 И 1814 ГОДАХЪ.».888 Поле квадратов под венками — синее. Древко штандартное, навершие в виде серебряного двуглавого объемного орла с георгиевским крестом ордена.89

6 декабря в 8 часов вечера в Зимнем дворце состоялась церемония прибивки штандарта к древку, в которой приняли участие Государь Император, наследник цесаревич — Августейший шеф полка, великие князья, командиры гвардейских частей, все офицеры 3-го дивизиона полка, все вахмистры и по одному портупей-юнкеру, унтер-офицеру и по 2 казака от каждого эскадрона. На следующий день, в 1 час дня, в Михайловском манеже состоялось освящение штандарта, а затем Александр II торжественно вручил его командиру полка.90

Но этим внимание императора к донским казакам не ограничилось.

В мае 1867 г. Донскому казачьему войску было пожаловано Георгиевское знамя с лаконичной надписью отличия — «ЗА КАВКАЗСКУЮ ВОИНУ».

Оно изготовлено по образцу знамени 1857 г., но государственный герб нарисован на лицевой стороне синего полотнища, соответственно — традиционный красный крест с окраинами нарисован на оборотной стороне. Надпись отличия сделана на обеих сторонах полотнища по периметру, (часто ее неверно изображают только с трех сторон). Она размещена следующим образом: вверху — ЗА КАВ -, по краю — КАЗ -, внизу — СКУЮ, по краю — ВОЙНУ. Георгиевское навершие новое, установленное в 1867 г. — эмалевый орден Св. Георгия 3-й степени помещен внутри полного венка, древко пехотное, черное.

В 1869 г. было принято решение об определении старшинства войска Донского с 1570 г. и одновременно начата подготовка к юбилею. Уже 29 апреля 1869 г. последовало высочайшее повеление в день 300-летия войска вручить простые знамена донским полкам с № 27 по № 37 и с № 39 по № 64, а также учебному полку. Все старые наградные простые знамена были повышены до статуса Георгиевских.91

Следующий год стал для донских казаков особым. В день трехсотлетия Донского казачьего войска 3 января 1870 г. оно было награждено юбилейным Георгиевским знаменем с юбилейной Александровской лентой. В высочайшей грамоте по этому поводу записано:

«Да свидетельствует потомству сия священная хоругвь о трехвековой доблестной, боевой службе Донских казаков и о неизменном к ним благоволении Монархов, на которое они стяжали себе право горячею преданностью Престолу и Отечеству».92

По высочайшему повелению празднование было назначено на 21 мая. К этому времени изготовили знамя и доставили в Новочеркасск. На торжества прибыли наследник — Августейший атаман всех казачьих войск с супругой. Накануне праздника, вечером, будущий император Александр III принял участие в церемонии прибивки полотнища юбилейного знамени к древку. На следующий день он присутствовал на войсковом круге, где состоялось вручение юбилейного войскового знамени и простых полковых знамен донскому казачеству.

В вексиллологической литературе до сих пор ошибочно указывают размещение традиционного креста с окраинами на лицевой стороне знамен. На со-временных фотографиях этих уцелевших знамен видно обратное.93 Юбилейное знамя было сделано по аналогии с войсковым знаменем за Кавказскую войну. Оно отличалось размещением под большим венком накрашенной юбилейной синей андреевской ленты с серебряными датами «1570 — 1870», а также надписью: «ВЪ ПАМЯТЬ ТРЕХСОТЛЕТНЯГО СУЩЕСТВОВАНИЯ ДОНСКАГО КАЗАЧЬЯГО ВОЙСКА.». Впервые донским казакам была пожалована и юбилейная орденская Александровская лента с бантом, установленная указом 25 июня 1838 г. для частей армии, существующих сто и более лет.

Новый долгожданный юбилей отмечался в 1875 г. в связи со 100-летием прославленных лейб-гвардейцев и не менее знаменитых лейб-атаманцев. Подготовка началась заранее. Рисунок Георгиевского штандарта Лейб-гвар-

Чины Лейб-гвардии Атаманского Его императорского Высочества Наследника Цесаревича полка.gif

Чины Лейб-гвардии Атаманского Его императорского Высочества Наследника Цесаревича полка с Георгиевским гвардейским полковым штандартом образца 1857 г.

дии казачьего Его Величества полка был утвержден императором 26 декабря 1874 г.94 К апрелю 1875 г. штандарт был изготовлен. Он соответствовал утвержденному в 1857 г. образцу, имел желтое штофное полотнище, красные квадраты и богатую вышивку серебром. По краям полотнища в рамке была вышита серебром надпись, повторяющая старую: «ЗА ОТЛИЧIЕ ПРИ ПОРАЖЕНIИ И ИЗГНАНIИ НЕПРИЯТЕЛЯ ИЗЪ ПРЕДЕЛОВЪ РОССИИ ВЪ 1812 Г. И ЗА ПОДВИГЪ ОКАЗАННЫЙ ВЪ СРАЖЕНIИ ПРИ ЛЕЙПЦИГЕ 4го ОКТЯБРЯ 1813 ГОДА.». Юбилейная дата отражена нашитой под орлом андреевской лентой «1775-1796-1875».95

На торжественной церемонии прибивки в Георгиевском зале Зимнего дворца 19 апреля присутствовали император, наследник, великие князья, военный министр, офицеры полков и приглашенные на церемонию нижние чины. Император первым вбил гвоздь, а по окончании прибивки собственноручно привязал к древку под орлом Георгиевский крест и юбилейные Андреевские ленты. Затем подошел к штандарту Атаманского полка и также привязал к нему юбилейные ленты. На следующий день состоялась церемония освящения и вручения регалий. После молебна на площадке перед Зимним дворцом Александр II в присутствии наследника вручил окропленные святыни командирам полков, а участвовавшие в церемонии дивизионы в конном порядке прошли перед императором.96

В следующем году началась реформа существующих образцов знамен. Для Донского казачьего войска решающее значение имело принятие приказа по военному ведомству 18 ноября 1876 г. «О некоторых изменениях в форме и изображениях на знаменах и штандартах». В соответствии с ним войсковые знамена стали изготавливаться из белого, а не синего шелка, красный крест с серебряными окраинами был перенесен на лицевую сторону, а на оборотной стороне разместили государственный герб; цвет медальонов с оранжевого поменялся на цвет прикладного сукна мундира (у донцов — красный). Для конных казачьих полков предусматривались не знамена, а штандарты, по образцу армейской кавалерии, но с изображением на лицевой стороне, вместо герба, красного креста с серебряными окраинами.97

Такие штандарты, с георгиевским отличием, донские казаки получили за подвиги в Русско-Турецкую войну. Высочайшим приказом 17 апреля 1878 г. Георгиевские штандарты были пожалованы, а соответствующие рисунки 22 декабря 1879 г. высочайше утверждены:

26-му Донскому казачьему полку, с надписью отличия: «ЗА ОТЛИЧIЕ ВЪ ТУРЕЦКУЮ ВОЙНУ ВЪ 1828 И 1829 ГОДАХЪ И ЗА ДВУКРАТНЫЙ ПЕРЕХОДЪ ЧЕРЕЗЪ БАЛКАНЫ ВЪ 1877 ГОДУ»;

29-му Донскому казачьему полку, с надписью отличия: «ЗА БЫСТРОЕ НАСТУПЛЕНIЕ И ЗАНЯТIЕ БРАИЛОВА 13го АПРѣЛЯ 1877 ГОДА.»;

30-му Донскому казачьему полку, с надписью отличия: «ЗА ШИПКУ, ЛОВЧУ, ДВУКРАТНЫЙ ПЕРЕХОДЪ ЧЕРЕЗЪ БАЛКАНЫ И ВЗЯТIЕ 50ти ОРУДIЙ ПРИ КАНДЖИКЛЯРЪ ВЪ 1877 И 1878 ГОДАХЪ.»;

31-му, 36-му, 37-му, 39-му Донским казачьим полкам с общей надписью отличия: «ЗА ОТЛИЧIЕ ВЪ ТУРЕЦКУЮ ВОЙНУ 1877 И 1878 ГОДОВЪ.».98

Георгиевский штандарт 26-го Донского казачьего полка образца 1876 г..gif

Георгиевский штандарт 26-го Донского казачьего полка образца 1876 г.

Интересно, что в июле 1879 г. Александр II принял решение наградить за подвиги в минувшую войну и все Донское казачье войско. В спешном порядке были изготовлены проектные рисунки Георгиевского знамени (образца 1876 г.), Александровской орденской ленты и направлены на высочайшее утверждение. Представленные материалы были рассмотрены 30 августа и в тот же день одновременно высочайше пожаловано Георгиевское знамя, с надписью «ЗА ОТЛИЧIЕ ВЪ ТУРЕЦКУЮ ВОЙНУ 1877 И 1878 ГОДОВЪ.» с Александровской лентой и утверждены рисунки для их изготовления.

В высочайшей грамоте о награждении записано для потомков: «Воздав должное, по заслугам, участвовавшим в военных действиях Донским полкам и батареям, Мы в знак Нашего особаго благоволения ко всему знаменитому войску Донскому, жалуем ему Георгиевское знамя с надписью «за отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов», напоминающею подвиги представителей сего войска в минувшую войну, с сохранением и прежней надписи под орлом «1570 — 1870» и повелеваем: освятив оное по установлению, приобщить к войсковым регалиям».99

Сразу исполнить волю императора донским казакам не удалось. На изготовление знамени потребовался почти год. Оно было отправлено в Новочеркасск 30 апреля 1880 г.100

Император Александр III посчитал необходимым отказаться от подражания западу и вернуться к национальным (русским) корням, придать знаменам вид, соответствующий их названию — «священных хоругвей». Исследовательская работа началась весной 1882 г. и уже 26 апреля был подготовлен проектный рисунок. По этому поводу в соответствующем докладе Главного интендантского управления было написано: «...исходя из той основной мысли, что представляется желательным восстановить существовавшие до 1850 г. образцы казачьих полковых знамен, имевших Божественное изображение, в честь того Господнего и Богородичного праздника или святого угодника, память которого чтится в день полкового праздника, в Техкоме ГИУ составлены проектные рисунки знамени для одного из Донских казачьих полков (№ 15, полковой праздник которого 3-го Октября в день чествования Св. Петра Митрополита)».101 В пояснительной записке сделано важное уточнение — изображение Св. Петра Митрополита скопировано с такого же изображения на одном из казачьих знамен образца 1831 г.102 В архивных документах сохранилась переписка по разработке и высочайшему утверждению проектного рисунка знамени с далеко идущими последствиями, которая вводится в научный оборот впервые.

Так, на представленном 13 сентября цветном проектном рисунке знамени для Донского казачьего № 15 полка (художник А. Бах), император собственноручно написал «Заготовлять по сему образцу»103 В ноябре 1882 г. поступило указание подготовить производственный образец.

Высочайше одобренное знамя представляло собой прямоугольное тем-но-синее полотнище с алой каймой и разными изображениями с обеих сторон. На лицевой стороне в рамке, образованной серебристой тесьмой, в центре нарисовано цветное изображение Св. Петра Митрополита, с поясняющей вертикальной надписью по бокам «СВ ПЕТРЪ МИТРОПОЛИТЪ». В другой рамке по бокам размещались узоры в виде переплетенных алого креста и серебристой восьмилучевой звезды, между которыми сделана красными славянскими литерами надпись отличия: ЗА ОТЛИЧIЕ В ПЕРСИДСКУЮ И ТУРЕЦКУЮ ВОЙНЫ ВЪ 1827-1828 ГГ.». На оборотной стороне в углах, выступающих за рамку внутрь полотнища, на овальных кокардах императорских цветов размещались государственные гербы образца 1882 г. Между ними рисовались красные византийские украшения. В середине полотнища изображался большой красный вензель императора Александра III, особого древнерусского рисунка, увенчанный короной, а по его сторонам две восьмиконечные розетки (репья).

По краю с трех сторон имелась широкая алая кайма, образующая с четвертой стороны запас. По кайме на равном расстоянии друг от друга размещались 10 серебряных восьмилучевых звезд. Кайма отделялась от темно-синей основы знамени серебряной тесьмой. Для знамени предусматривалось новое серебряное навершие, по образцу старинных — в виде насаженного на трубку шара, увенчанного восьмиконечным крестом.

В конце года, 14 декабря военный министр отдал распоряжение о проектировании знамен по казачьему образцу для Л.-гв. Преображенского и Л.-гв. Семеновского полков.

В следующем году военный министр в Записке о знаменах для гвардейских и армейских частей войск от 12 января в пункте о казачьих войсках указал: «Ныне в виду последовавшего Высочайшего одобрения проектного рисунка знамени для Донского казачьего № 15 полка, полагалось бы восстановить знамена вообще для всех казачьих войск, как пеших, так и конных, с тем, чтобы полотно знамени было по цвету мундирного сукна, как это сделано на проектном рисунке знамени Донского казачьего № 15 полка, а кайма по цвету приборного сукна, части присвоенного, во всем же остальном казачьи знамена должны отвечать знаменам регулярных войск».104

В феврале детальные предложения по всем знаменам были доложены Александру III, в результате чего появились «Высочайше утвержденные указания к изготовлению знамени 1883 г. нового образца.» Документ начинался со следующих слов: «Государь император в 28 день февраля месяца сего года, рассмотрев проектные рисунки и образцы новых знамен, Высочайше повелеть соизволил в отмену знамен действующих образцов, описание коих объявлено при приказе по Военному ведомству 1880 г. за № 92, изготовлять жалуемые войскам знамена следующего нового образца...»105. Далее приводилось подробное описание знамени и распределение цветов его полотнища и каймы для всех гвардейских и армейских частей, а также полков казачьих войск. Для знамен частей Донского казачьего войска был утвержден синий цвет полотнища и алый — каймы106, но ни одно знамя в правление Александра III донским казакам пожаловано не было.

При императоре Николае II были возвращены навершия образцов 1857 г. и 1867 г., затем 21 апреля 1900 г. был утвержден новый образец знамени со следующими отличиями от предыдущего: полотнище знамени стало цельно-тканым; для всех частей на лицевой стороне полотнища выткано изображение Спаса Нерукотворного, причем обрамление вокруг иконы по цвету повторяло кайму знамени. Надписи отличия удалялись с полотнища, оставались только на скобе, освободившееся пространство заполнялось вверху девизом «СЪ НАМИ БОГЪ.», в других местах — серебристым орнаментом в византийском стиле. На оборотной стороне полотнища вензель прежнего императора заменялся на новый — Н II, похожий на вензель императора Николая I.107 Георгиевские ленты с кистями отменялись. Цвет полотнища и каймы не претерпел изменений.

С 1901 г. в первоочередные донские полки назначаются «вечные шефы», имена которых включаются в названия полков — генералиссимус князь Суворов, генерал Сысоев, атаман Ермак Тимофеев, граф Платов, войсковой атаман Власов, генерал Краснощеков, войсковой атаман Денисов, генерал Иловайский, генерал-адъютант граф Орлов-Денисов, генерал Луковкин, генерал-от-кавалерии граф Денисов, генерал-фельдмаршал князь Потемкин-Таврический, генерал-фельдмаршал князь Кутузов-Смоленский, войсковой атаман Ефремов, генерал Краснов 1-й, генерал Греков 8-й и генерал Бакланов.108

В 1908 г. 2-му и 3-му казачьим полкам, носящим имена генерала Сысоева и атамана Ермака Тимофеева, жалуются юбилейные Георгиевские знамена с датами на отрезке андреевской ленты: «1570-1807-1907». На банте юбилейной Александровской ленты надпись — «1908 года». Интересно, что знамена были изготовлены и высланы в полки только в мае 1910 года.

В 1911 году 26 августа последовало высочайшее соизволение на выдачу в день предполагаемого празднования 100-летнего юбилея Отечественной войны — 26 августа 1912 года — новых знамен с сохранением существующих надписей и с юбилейными Александровскими лентами, взамен пришедших в ветхость знамен, Донским казачьим полкам: 4-му — 7-му. На андреевской ленте размещены даты «1570-1812-1912».109

В 1912 г. на знаменах восстановлены узкие георгиевские ленты с кистями и надписи отличия, которые делались на отрезке широкой георгиевской ленты. Такие ленты с надписями вскоре были изготовлены и нашиты на юбилейные знамена:

2-го Донского казачьего генерала Сысоева полка и 3-го Донского казачьего Ермака Тимофеева полка: «ЗА ПОДВИГ ПРИ ШЕНГРАБЕНЪ 4го НОЯБРЯ 1805 ГОДА ВЪ СРАЖЕНIИ 5ти ТЫСЯЧНАГО КОРПУСА С НЕПРIЯТЕЛЕМ СОСТОЯВШИМЪ ИЗЪ 30ти ТЫСЯЧЬ.», с вензелем Александра I и датой «1806 г.» в левом углу;

4-го Донского казачьего графа Платова полка: «ДОНСКОМУ ЖИРОВА ПОЛКУ ЗА ОТЛИЧНУЮ ХРАБРОСТЬ ПРИ ПОРАЖЕНIИ НЕПРIЯТЕЛЯ В 1812 ГОДУ», с вензелем Александра I и датой «1813 г.» в левом углу;

5-го Донского казачьего войскового атамана Власова полка: «ДОНСКОМУ ВЛАСОВА 3го ПОЛКУ ЗА ОТЛИЧНУЮ ХРАБРОСТЬ ПРИ ПОРАЖЕНIИ НЕПРIЯТЕЛЯ ВЪ 1812 ГОДУ» с вензелем Александра I и датой «1813 г.» в левом углу;

6-го Донского казачьего генерала Краснощекова, полка: «ДОНСКОМУ ИВОВАЙСКОГО 11го ПОЛКУ ЗА ОТЛИЧНУЮ ХРАБРОСТЬ ПРИ ПОРАЖЕНIИ НЕПРIЯТЕЛЯ В 1812 ГОДУ.» с вензелем Александра I и датой «1813 г.» в левом углу;

Передача освященного юбилейного Георгиевского знамени 10-го Донского казачьего генерала Луковкина полка.gif

Передача освященного юбилейного Георгиевского знамени 10-го Донского казачьего генерала Луковкина полка образца 1900 г.

7-го Донского казачьего атамана Денисова полка: «ДОНСКОМУ ГРЕКОВА 18го ПОЛКУ ЗА ОТЛИЧНУЮ ХРАБРОСТЬ ПРИ ПОРАЖЕНIИ НЕПРIЯТЕЛЯ В 1812 ГОДУ», с вензелем Александра I и датой «1813 г.» в левом углу.110

Георгиевские знамена такого же образца с юбилейными Александровскими лентами 26 февраля 1914 г. были пожалованы 8-му, 9-му и 10-му Донским казачьим полкам, с датами на отрезках андреевских лент «1570-1814-1914» и соответствующими надписями:

8-му Донскому казачьему генерала Иловайского 12-го полку с надписью на георгиевской ленте: «ХРАБРОМУ ДОНСКОМУ ДЯЧКИНА ПОЛКУ.», с вензелем Александра I и датой «1816 г.» в левом углу;

9-му Донскому казачьему генерал-адъютанта графа Орлова-Денисова полку на георгиевской ленте: «ДОНСКОМУ МЕЛЬНИКОВА 4го ПОЛКУ В ВОЗДАЯНIЕ ОТЛИЧНЫХЪ ПОДВИГОВЪ ОКАЗАННЫХЪ ВЪ СРАЖЕНIЯХЪ ВЪ МИНУВШУЮ ВОЙНУ ПРОТИВЪ ФРАНЦУЗОВЪ ПРИ КРАОНЪ И ЛАОНЪ» с вензелем Александра I и датой «1816 г.» в левом углу;

10-му Донскому казачьему генерала Луковкина полку на георгиевской ленте: «ДОНСКОМУ МЕЛЬНИКОВА 5го ПОЛКУ ВЪ ВОЗДАЯНIЕ ОТЛИЧНЫХЪ ПОДВИГОВ ОКАЗАННЫХЪ ВЪ СРАЖЕНIЯХ ВЪ МИНУВШУЮ ВОЙНУ ПРОТИВЪ ФРАНЦУЗОВ ПРИ КРАОНЪ И ЛАОНЪ.» с вензелем Александра I и датой «1816 г.»111

С этими знаменами казаки ушли на новую II Отечественную войну (Первую мировую войну), с ними встретили падение династии Романовых. Память об императорах новые власти постарались стереть, в буквальном смысле слова. В соответствии с приказом по Военному ведомству 4 апреля 1917 г. № 182 предписывалось «частям войск, имеющим знамена и штандарты с вензелем отрекшегося императора Николая II (т.е. получившим таковые за период времени с 1895 г. по 1917 год), доставить означенные знамена и штандарты (без соблюдения церемонии, установленной для отвоза знамени) в Петроград в Технический комитет Главного интендантского управления для выполнения работы по снятию означенных вензелей и по замене пришедших в ветхость знамен новыми».112 В донских частях приказ не выполнялся. Казаки шли на уловки — нашивали на вензель куски ткани под цвет полотна, после войны тайно доставляли снятые с древка полотнища на Дон. В Гражданскую войну святыни снова спасали, увозили с собой в эмиграцию. Размещали на хранение в православных церквях, создавали полковые музеи. Но не все знамена остались за рубежом, часть их была вновь возвращена домой. Но это уже другая страница истории.

--------------------------------------

1 См: Ключевский В. О. Курс русской истории. Полное издание в одном томе. М., 2011. С. 546; Мининков Н.А. Донское казачество в эпоху позднего средневековья (до 1671 г.). Ростов-на-Дону, 1998. С. 90.

2 Яковлев Л. Русские старинные знамена. Ч.1. Опыт исторического исследования о русских старинных знаменах. М. 1865. С. 86.

3 Николаев Н.Г. Исторический очерк о регалиях и знаках отличия русской армии. Т. I. Великокняжеский и царский периоды. СПб. 1898. С. 139.

4 Яковлев Л. Русские старинные знамена. Ч.II. Подробная опись русских старинных знамен.М. 1865. С. 87.

5 Пудавов ВМ. История войска Донского и старобытность начал казачества. Ч II. Новочеркасск, 1898. С. 30.

6 Яковлев Л. Указ. соч. С. 91.

7 Там же.

8 Яковлев Л. Указ. соч. С. 91-92.

9 Вилинбахов Г.Б. Русские знамена. СПб., 2005. С. 51.

10 Яковлев А. Указ. соч. Ч. I. С. 89.

11 Акты, относящиеся к истории Войска Донского. Сост. Лишин А.А. Т. 1. Новочеркасск, 1891. С. 172.

12 РГВИА. Ф.499. Оп.13. Д.60. Л. 21 об.

13 Акты, относящиеся к истории Войска Донского... Т.1. С. 172.

14 Статистическое описание земли Донских казаков, составленное в 1822-32 годах. Сост. Сухоруков В Д. Новочеркасск, 1891. С. 242; Карта и рисунки к Статистическому описанию земли войска Донскаго. Рисунок 5.

15 Статистическое описание земли Донских казаков... С. 242.

16 Николаев Н.Г. Исторический очерк о регалиях и знаках отличия русской армии. 1725-1801 гг. Выноски. Т. 1.СП6, 1898. С. 40.

17 РГВИА. Ф. 499. Oп. 13. Д. 60. Л. 26.

18 Акты, относящиеся к истории Войска Донского... Т. 1. С. 271.

19 РГВИА. Ф. 499. Oп. 13. Д.60. Л.26 - 26 об.

20 Николаев H.Г. Указ. соч. Т. II. Выноски. СПб.,1899. С. 38 .

21 РГВИА. Ф. 499. Оп. 13. Д. 60. Л. 26 об. - 27.

22 Статистическое описание земли Донских казаков... С. 243; Карта и рисунки к Статистическому описанию... Рисунок 6.

23 Николаев Н.Г. Указ соч. Т. П. С. 89, 93-94

24 Там же. С. 89.

25 Акты, относящиеся к истории Войска Донского. Сост. Лишин А.А. Т. II. Ч. I. Новочеркасск, 1894. С. 188.

26 Там же. С. 96.

27 Там же. Выноски. С. 34.

28 Николаев Н.Г. Указ соч. Т. II. С. 98.

29 Акты, относящиеся к истории войска Донского. Сост. Лишин А.А. Т. II. Ч. II. Новочеркасск, 1894. С. 452.

30 Там же. С. 788.

31 Акты, относящиеся к истории войска Донского... Т. II. Ч. II. С. 785-786.

32 Николаев Н.Г. Указ соч. Т. II. С. 119; Карта и рисунки к Статистическому описанию... Рисунок 10.

33 Там же. С. 121; Карта и рисунки к Статистическому описанию... Рисунок 11.

34 Там же. С. 125.

35 Там же. С. 119.

36 РГВИА. Ф. 499. оп. 13. Д. 60. Л. 30.

37 Николаев Н.Г. Указ соч. Т. II. С. 121

38 РГВИА. Ф. 499. Oп. 13. Д. 60. А. 31 об.

39 Там же. Л. 31 об, 32.

40 Акты, относящиеся к истории войска Донского. Сост. Лишин А.А. Т. III. Новочеркасск, 1894. С. 214.

41 РГВИА. Ф. 499. Oп. 13. Д. 60. А. 30.

42 РГВИА. Ф. 499. Oп. 13. Д. 60. А. 9-10.

43 Николаев Н.Г. Указ соч. Т. II . С. 176,179.

44 Статистическое описание земли Донских казаков... С. 248; Карта и рисунки к Статистическому описанию... Рисунок 18.

45 Николаев Н.Г. Указ. Соч. Т. II. С. 195.

46 Струков Д. П. Исторический очерк о регалиях и знаках отличия русской армии. 1801-1855. Т. III. СПб, 1902. С. 34

47 Акты, относящиеся к истории войска Донского. Т. III. Новочеркасск, 1894. С. 243.

48 Там же. С. 246.

49 РГВИА. Ф. 396. оп. 4. Л- 362. Л. 12.

50 Андоленко С. Первые георгиевские знамена, штандарты и трубы // Военная быль. №48. Май 1961. С. 11.

51 Струков Д.П. Указ. соч. С. 19; Андоленко С. Указ. соч.

52 Струков Д.П. Указ соч. С. 19.

53 Бирюков С, Покровский А. История 3-го Донского казачьего Ермака Тимофеева полка. СПб., 2005. С. 32.

54 Рукописная книга «Магазин образцов комитета Главного интендантского управления». Интендантский музей. Отдел рисунков и чертежей, № 1406. На листе 38.

55 РГВИА. Ф. 396. Оп. 4. Д. 319. Л. 1.

56 Там же. Л.7; Рукописная книга «Магазин Образцов... На листе 105.

57 Рукописная книга «Магазин Образцов... На листе 104.

58 Там же. На листе 105; Струков Д.П. Указ соч. С. 58.

59 ПСЗРИ. Т. XXXII. № 25464.

60 ПСЗРИ. Т. XXXII. № 25467а.

61 Габаев Г.С. Роспись русским полкам 1812 года. Киев, 1912. С. 127.

62 РГВИА Ф. 396. Оп. 4. Д. 313. Л. 7 - 7 об.

63 Там же. Л. 19.

64 Там же. Рисунок. Л. 5.

65 РГВИА. Ф. 396. оп. 4. Д. 407. Л. 17.

66 Там же. Л.17об.

67 Геральдика России. XVIII — начало XX века. СПб., 2003. С. 206.

68 РГВИА. Ф. 396. Оп. 4. Д. 368. Л. 5; Карта и рисунки к Статистическому описанию... Рисунок 19.

69 Акты, относящиеся к истории войска Донского. Т. III. Новочеркасск, 1894. С. 250.

70 РГВИА. Ф. 396. Оп. 4. Д. 368. Л. 1

71 РГВИА. Ф. 396. Оп. 4. Д. 368. Л. 5, 7.

72 Там же. Л.39.; Статистическое описание... С. 251-253.

73 РГВИА. Ф. 396. Оп. 4. Д. 392. Л. Моб., 28.

74 История Лейб-гвардии казачьего Его Величества полка. СПб., 1876. С. 332-333.

75 Там же.

76 Карта и рисунки к Статистическому описанию... Рисунок 22.

77 Там же. Рисунок 23.

78 См. Сборник сведений о Георгиевских кавалерах и боевых знаках отличий Кавказских войск. Под ред. Потто. Тифлис, 1901.Часть 2. С. 28, 31.

79 См. Сборник сведений о Георгиевских кавалерах и боевых знаках отличий Кавказских войск. Под ред. Потто. Тифлис, 1901.Часть 2. С. 14.; Бородин. Донской казачий № 1-й полк. М., 1891. С. 8.

80 РГВИА. Ф. 499. Oп. 13. Д. 60 Л. 143, Л. 139 об.

81 Там же. Л. 133 об, 134, 139 об.

82 РГВИА. Ф. 396. Оп. 4. Д. 862.

83 Сборник сведений о Георгиевских кавалерах и боевых знаках отличий Кавказских войск. Под ред. Потто. Тифлис, 1901.Часть 2. С. 38.

84 ПСЗРИ. Т. XXX. Ч. 1. № 29671.

85 РГВИА. Ф. 499. Oп. 13. Д. 60. Л. 122 ; Сборник сведений о Георгиевских кавалерах... С. 41.

86 Габаев Г.С. Краткий очерк развития образца русских знамен и штандартов в XIX веке. СПб, 1911.С. 37.

87 ПСЗРИ. Т. XXXV. Ч. 2. № 36069.

88 Императорская российская гвардия. 1700-1878. Хронологические таблицы. Сост. В. Штейнгейль. СПб, 1878. С. 250.

89 Краснов ПН. Атаманская памятка.1775-1900. СПб, 1900. С. 155.

90 Там же.

91 Казачьи войска. Справочная книжка императорской Главной квартиры. Сост. Казин В.Х. СПб, 1912. С. 61.

92 Акты, относящиеся к истории войска Донского. Т. III. Новочеркасск, 1894. С. 267.

93 Кокунько Г.В., Таболина Т.В. Казаки Зарубежья. М, 2008. С. 205.

94 РГВИА. Ф.499.0п.13. Д. 60. Л.14.

95 См. Императорская российская гвардия. 1700-1878. Хронологические таблицы. Сост. B. Штейнгейль. СПб., 1878. С. 96; Горохов Ж. Русская императорская гвардия. М., 2002. C. 97 (фотография штандарта).

96 История Лейб-гвардии казачьего Его Величества полка. СПб., 1876. С. 507, 512.

97 См. Приказ по Военному ведомству. 1876. № 365.

98 РГВИА. Ф 499. Оп. 14. Д. 101. С 129-133.

99 Акты, относящиеся к истории войска Донского. Т. III. Новочеркасск, 1894. С. 269.

100 РГВИА. Ф. 499. Оп. 14. Д. 114. А. 1-2,21.

101 РГВИА. Ф. 499. Oп. 13. Д. 60. Л. 137.

102 Там же. Л. 138.

103 Там же. Л. 72. Рисунок знамени. Л. 145.

104 РГВИА. Ф. 499. Oп. 13. Д. 60. А. 174.

105 Там же. А. 200

106 Там же. А. 206.

107 Габаев Г. С. Краткий очерк развития образца русских знамен и штандартов в XIX веке. СПб, 1911.С.50.

108 Казачьи войска. Справочная книжка императорской Главной квартиры. Сост. Казин В.Х.СП6, 1912. С. 65-66.

109 Там же. С. 66.

110 Казачество великое и бесстрашное. СПб., 2009. Фотографии современного состояния знамен.

111 Краснов П.Н. Памяти подвигов Донского казачьего Мельникова 5-го полка Петроград, 1914. Фотография знамени.

112 Зайцева Л.П. Исторические традиции изготовления военных знамен в России (XV - н. XX вв.) // Гербовед. № 95. 2007. С. 133.

image014.png

О.В. Агафонов кандидат исторических наук, ответственный секретарь постоянной профильной Геральдической комиссии Совета при Президенте Российской Федерации по делам казачества
< Назад к описанию выпуска
Вверх