Краткая библиографическая справка


Фёдоров Николай Федорович 

[1828–15(28).12.1906, Москва], русский мыслитель-утопист, представитель русского космизма. Внебрачный сын князя П. И. Гагарина и пленной черкешенки. Учился в Ришельёвском лицее в Одессе. В 1854–68 учительствовал в в уездных городах. В 1874–98 библиотекарь Румянцевского музея. Внёс большой вклад в развитие русского книговедения. Вёл аскетическую жизнь, считал грехом всякую собственность, даже на идеи и книги, и поэтому ничего не опубликовал. Избранные отрывки и статьи Ф. под названием "Философия общего дела" (т. 1, Верный, 1906; т. 2, М., 1913) были изданы его учениками. Усматривая основное зло для человека и смерти, порабощённости его слепой силой природы, Ф. выдвинул идею регуляции природы средствами науки и техники. Высшая цель регуляции – воскрешение предков ("отцов"); путь к нему лежит через овладение природой, переустройство человеческого организма, освоение космоса и управление космическими процессами. Воскрешение, достижение бессмертия мыслится Ф. как "общее дело" человечества, ведущее к всеобщему братству и родству, к преодолению всякой "вражды" – разрыва между мыслью и делом, "учёными" и "неучёными", богатством и бедностью, городом и деревней. Утверждая культ предков как основу истинной религии, Ф. разошёлся с традиционным христианством. Христианскую идею личного спасения Ф. считал противоположной делу всеобщего спасения и потому безнравственной. Социальная утопия Ф. консервативна: она покоится на идеализации патриархально-родственных отношений, противопоставляемых "неродственному" ("небратскому") состоянию цивилизации. Философские идеи Ф. вызывали большой интерес у Ф. М. ДостоевскогоЛ. Н. ТолстогоВ. С. Соловьева; с ними связаны научно-философские идеи К. Э. Циолковского. Ф. оказал влияние на литературное творчество А. П. Платонова и Н. А. Заболоцкого.

Соч.: "Фауст" Гёте и народная легенда о Фаусте, в кн.: Контекст. 1975, М., 1977.

Лит.: Кожевников В. А., Н. Ф. Федоров, ч. 1, М., 1908; Петерсон Н. П., Н. Ф. Федоров и его книга "Философия общего дела" в противоположность учению Л. Н. Толстого о "непротивлении" и другим идеям нашего времени, Верный, 1912: Флоровский Г., Пути русского богословия, Париж, 1937; Горький А. М., Еще о механических гражданах, Собр. соч., т. 24, М., 1953; Голованов Л. В., К вопросу об идейных влияниях на К. Э. Циолковского, в кн.: Труды 3-х чтений К. Э. Циолковского..., в. 4, М., 1969: Львов В., Загадочный старик, Л., 1977; Семенова С. Г., Н. Ф. Федоров (жизнь и учение), альманах "Прометей", 1977, т. 11.

Большая советская энциклопедия, 1969 — 1978 гг, в 30 томах. 

ФЁДОРОВ Николай Фёдорович 

[1828 — 15(28).12. 1903, Москва], рус. мыслительутопист, представитель рус. космизма. В 1874—98 библиотекарь Румянцевского музея. Внёс большой вклад в развитие рус. книговедения. Вёл аскетич. жизнь, считал грехом всякую собственность, даже на идеи и книги, и поэтому ничего не опубликовал. Избр. отрывки и статьи Ф. под названием «Философия общего дела» (т. 1—2, 1906—13) были изданы его учениками. Усматривая осн. зло для человека в смерти, порабощённости его слепой силой природы, Ф. выдвинул идею регуляции природы средствами науки и техники. Высшая цель регуляции — воскрешение предков («отцов»); путь к нему лежит через овладение природой, переустройство человеч. организма, освоение космоса и управление космич. процессами. Воскрешение, достижение бессмертия мыслится Ф. как «общее дело» человечества, ведущее к всеобщему братству и родству, к преодолению всякой «вражды» — разрыва между мыслью и делом, «учёными» и «неучёными», богатством и бедностью, городом и деревней. Утверждая культ предков как основу истинной религии, Ф. разошёлся с тра-диц. христианством. Христ. идею личного спасения Ф. считал противоположной делу всеобщего спасения и потому безнравственной. Социальная утопия Ф. консервативна: она покоится на идеализации патриархально-родств. отношений, противопоставляемых «неродственному» («небратскому») состоянию цивилизации. Некоторые филос. идеи Ф. вызывали интерес у Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого, В. Л. Соловьёва.

«Фауст» Гёте и нар. легенда о Фаусте, в кн.: Контекст, 1975, М., 1977; Соч., М., 1982. Кожевников В. А., Н. Ф. Ф., ч. 1, М., 1908; Петерсон Н. П., Н. Ф. Ф. и его кн. «Философия общего дела» в противоположность учению Л. Н. Толстого о «непротивлении» и др. идеям нашего времени, Верный, 1912; Фл?ровский Г. В., Пути рус. богословия, Париж, 1937; Горький А. М., Еще о механич. гражданах, Собр. соч., т. 24, М., 1953; Голованов Л. В., К вопросу об идейных влияниях на К. Э. Циолковского, в кн.: Труды третьих чтений, посвященных разработке научного наследия и развитию идей К.Э.Циолковского, в. 4, М., 1969; Львов В., Загадочный старик, Л., 1977; Микулинский С. Р., Так ли надо относиться к наследству?, «ВФ», 1982, № 12.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983. 

ФЕДОРОВ Николай Федорович 

(1828 – 15 дек. 1903) – рус. религ. мыслитель-утопист. "Незаконный" сын кн. П. И. Гагарина и пленной черкешенки. Был учителем в провинции, затем библиотекарем Румянцевского музея (1874–98). Ведя аскетич. жизнь, считая грехом всякую собственность, хотя бы на идеи и книги, Ф. при жизни ничего не опубликовал. Его ученики В. А. Кожевников и Н. П. Петерсон издали избранные отрывки и статьи Ф. под назв. "Философия общего дела" (т. 1, Верный, 1906; 2 изд., т. 1, вып. 1–3, Харбин, 1928–30; т. 2, М., 1913; рукописное наследие Ф. хранится в Гос. Библиотеке СССР им. Ленина). Идеи Ф., почти неизвестные при его жизни, вызывали, однако, особый интерес у таких людей, как В. С. Соловьев, Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский (к Ф. восходит замысел "Братьев Карамазовых").
Ф. воплотил в себе противоречия рус. утопич. мысли. В центральной у Ф. идее преодоления смерти и всеобщего спасения соединились подспудные духовные течения в рус. крестьянстве, связанные с радикальным антицерк. сектантством, и наивная беспредельная вера шестидесятника-разночинца в спасающую силу техники (можно отметить связь его взглядов с идеями масонства об идеальном мироустроении по архитектурному чертежу – "проекту". См. ст. "Астрономия и архитектура", "Весы", 1904, No 2). Невозможность для Ф. примириться с гибелью хотя бы одного человеч. существа на земле приводит его к разрыву и с традиц. христианством, и со всей совр. цивилизацией. Для Ф. христ. идея личного спасения противоположна делу всеобщего спасения и потому безнравственна: нужно жить не для себя (эгоизм) и не только для других (альтруизм), но со всеми и для всех. Это – союз живущих (сыновей) для воскрешения умерших (отцов) (см. "Философия общего дела", т. 2, с. 8). Ф. относит к "отцам лжи" Сократа ("познай самого себя" Ф. толкует как призыв думать только о себе); Декарта, ибо тот считал критерием истины мышление, а не коллективное действие; Канта, отделившего теоретич. разум от практического, веру – от дел, но в особенности – "антихриста" Ницше, в к-ром "совершился страшный суд западной философии" и воля к воскрешению отцов извратилась в активную волю к истреблению. Т.о., Ф. далеко превзошел славянофилов в своем неприятии Запада ("царства ренегатов сыновьего дела"). Подобно славянофилам, Ф. видит в патриархальности России залог ее особой историч. миссии: Россия начнет дело всемирного воскрешения. Фантастич. концепция самодержавия Моск. Руси (царь – заместитель бога-отца) у Ф. – доведенное до абсурда славянофильство и "почвенничество". Ф. – враг всяких личных привилегий как источника вражды и обособления, всех формально-гражданских отношений как неродственных и, следовательно, злых; враг города (этой "совокупности небратских состояний"). Культ предков – "всемирный культ всех отцов" – единственная основа религии (см. тамже, т. 1, с. 46). Ф. считал необходимым создать центры, которые изучали бы научно-технические приемы "...управления всеми молекулами и атомами внешнего мира так, чтобы рассеянное собрать, разложенное соединить, т.е. сложить в тела отцов..." (там же, с. 442), а также организовать "трудовые армии" и направить их на дело воскрешения. (Противник войн, Ф. тем не менее склонялся к военно-дисциплинарной организации "общего дела".) Исходя из христ. доктрины о первородном грехе и искуплении мира Христом, Ф. видит в ней залог воскрешения собств. усилиями объединившегося человечества, к-рое тем самым как бы не нуждается в благодати. При этом Ф. надеялся связать теургию (богодействие) и технологию. "Проект" научно-позитивного воскрешения противостоит и "нечувствию неправды смерти" – гл. греху всей культуры, и надеждам на сверхъестественное воскресение. Исходная точка программы Ф. – обратить вспять основную ложную направленность человека к рождению детей, ведущую к дурной множественности и дурной бесконечности. Дети, получая жизнь от отцов, обязаны, в свою очередь, воскресить, "родить" своих отцов. Таким путем будет побеждена смерть, подчинение человеком себя слепой, разлагающей силе природы. Человечество обратит природу в орудие всеобщего воскрешения и станет союзом бессмертных существ, "церковью воскресших", создав земной рай в масштабе Вселенной.
В оценке Ф. в филос. лит-ре существует разнобой. Кроме федоровцев, о нем писали только философы религ.-церк. направления. В. Зеньковский, С. Булгаков пытались представить Ф. христ. мыслителем. Между тем пророчества христианства Ф. принимает условно: если люди не воскресят себя сами, они будут воскрешены насильственно – для суда. С большим основанием др. православный теолог Г. Флоровский находит у Ф. программу "гуманистического активизма" (см. "Пути русского богословия", Париж, 1937, с. 327). Н. А. Бердяев отмечал враждебность Ф. спиритуализму, его поразительную нечувстви- тельность к границе между материальным и духовным.
Ныне распространяющаяся за рубежом версия (идущая от Н. А. Сетницкого, см. "Капиталистич. строй в изображении Η. Φ. Федорова", Харбин, 1926) гласит о близости "титанических" упований Ф. к сов. пафосу борьбы с природой, овладению космосом; отмечается связь филос. идей К. Э. Циолковского с идеями Ф.

Лит.: Кожевников В. Α., Η. Φ. Федоров, ч. 1, M., 1908; Соловьев В. С., Письма к Η. Φ. Федорову, в кн.: Письма В. С. Соловьева, т. 2, СПБ, 1909; Петерсон Н. П., Η. Φ. Федоров и его книга "Философия общего дела" в противоположность учению Л. Н. Толстого "о непротивлении" и другим идеям нашего времени, Верный, 1912; Вселенское дело. [Сборник], вып. 1, Одесса, 1914; Бердяев Н., Религия воскрешения. "Философия общего дела" Н. Ф. Федорова, "Рус. мысль", 1915, [кн. 71, с. 75–120; его же, Три юбилея, [ч.] 3 – Η. Φ. Федоров, "Путь", 1928, No 11; его же, Русская идея, Париж, 1946, гл. 9; Остромиров Α., Η. Φ. Φ. и современность, вып. 1–4, Харбин, 1928–33; Горностаев А. К., Рай на земле. К идеологии творчества Φ. Μ. Достоевского. Φ. Μ. Достоевский и Н. Ф. Федоров, [Харбин], 1929; Ильин В., Религ.-филос. воззрения Η. Φ. Федорова, "Евразийский сборник", 1929, вып. 6; Версты, т. 3, Париж, 1928 (спец. т. посвящен Η. Φ. Федорову); Флоровский Г., Проект мнимого дела, "Совр. записки", Париж, 1935, [т.] 59; Горький А. М., Еще о механич. гражданах, Собр. соч., т. 24, м., 1953; его же, О женщине, там же, т. 25, М., 1953; его же, Письма, в кн.: Лит. наследство, т. 70, М., 1963; Лосский Н. О., История русской философии, пер. с англ., М., 1954; Зеньковский В. В., История русской философии, т. 2, М., 1956, с. 131–47.

Д. Ляликов. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970. 

Фёдоров Николай Фёдорович

(1828, село Ключи Тамбовской губернии — 1903, Москва), философ, родоначальник русского космизма. Незаконнорождённый сын князя П.И. Гагарина. Учился в Шацком уездном училище (1836—42), в Тамбовской гимназии (1842—49), затем в Ришельевском лицее в Одессе (1849—51). С 1854 преподавал историю и географию в уездных училищах России. В 1869 поселился в Москве, поступил на службу помощником библиотекаря в Чертковскую библиотеку (Мясницкая улица, 7, см. статью А.Д. Чертков), работал под непосредственным руководством П.И. Бартенева (с ним Фёдоров поддерживал отношения и впоследствии, а его сыновья Ю.П. и С.П. Бартеневы считали себя учениками Фёдорова). В конце ноября 1874 Фёдоров поступил на службу в библиотеку Московского Публичного и Румянцевского музея на должность дежурного чиновника при читальном зале; в этой должности проработал более 25 лет. Был инициатором новых форм ведения библиотечного дела, предложил идею международного книгообмена. Фёдоров вёл аскетический подвижнический образ жизни, работая по 18—20 часов в сутки. В научных и литературно-художественных кругах Москвы вскоре стал известен своими энциклопедическими познаниями; знал, по рассказам, содержание всех книг библиотеки. В квартире Фёдорова, а также по воскресеньям в «каталожной», где он служил, бывали писатель Л.Н. Толстой, поэт А.А. Фет, философ Вл.С. Соловьёв, учёные Ф.И. Буслаев, В.И. Шенрок, Г.А. Джаншиев, Я.Ф. Браве, художник В.В. Верещагин, Л.О. Пастернак и др. Современным биографом В.С. Борисовым установлены 26 московских адресов Фёдорова («Адреса Н.Ф. Фёдорова», в сборнике: «Философия бессмертия и воскрешения. По материалам VII Фёдоровских чтений», в. 1, М., 1996). Дольше всего Фёдоров проживал: в 1884—86 — в доме Сергеевой в Пречистенской части (д. 12); в 1890—98 — в доме Иванова в Молочном переулке (д. 9; не сохранился); в 1901—03 — в доме Карташова в Пресненской части в Девятинском переулке (д. 10). Лето Фёдоров проводил вне Москвы, в последние годы жизни — в Подольске и Воскресенске, у стен Новоиерусалимского монастыря; весной 1899 жил в Сергиевом Посаде. В публиковавшихся под псевдонимом статьях Фёдорова в «Московских ведомостях», «Русском архиве», «Чтениях в Обществе истории и древностей российских», «Науке и жизни» он писал о Москве как о духовной столице России, ратовал за расширение деятельности её научно-просветительских и культурных учреждений: библиотек, музеев, архивов, университета, училищ и школ (центральное место отводя Румянцевскому музею, «органу памяти» Москвы). Призывая превратить Московский Кремль — «священную крепость, сторожащую прах предков», — в «воспитательный Музей», предлагал расписать его стены живописью с изображением ключевых событий русской истории и будущего «всеобщего дела» регуляции природы и воскрешения. Именно с Москвы, по Фёдорову, должно начаться и повсеместное построение в России обыденных (однодневных) храмов, посвящённых Пресвятой Троице (первый такой храм Фёдоров предлагал построить при Румянцевском музее).
В последние годы жизни Фёдоров работал в архиве МИДа (угол улицы Воздвиженки и Моховой улицы). Похоронен на кладбище Скорбященского монастыря.

Литература: Семенова С.Г., Н. Федоров. Творчество жизни, М., 1990.

А.Г. Гачева.

Москва. Энциклопедический справочник. — М.: Большая Российская Энциклопедия. 1992. 

ФЕДОРОВ Николай Федорович 

[26 мая (9 июня) 1829, с. Ключи Тамбовской губ. — 15 (28) декабря 1903, Москва] — русский религиозный философ. Незаконнорожденный сын князя П. И. Гагарина. Окончил Тамбовскую гимназию (1849), затем учился в Ришельевском лицее в Одессе (1849—52). Путем самообразования приобрел энциклопедические познания в разных областях науки и искусства. В 1854—68 преподавал историю и географию в уездных училищах средней России. В 1869—73 работал в Чертковской библиотеке, в 1874—98 — в библиотеке Румлнцевского музея, определив на четверть века ее духовную атмосферу. Создатель философии музейного и библиотечного дела, выступил с рядом инициатив в области изучения и сохранения исторического и культурного наследия России. Свое учение развивал с 1851, сначала устно, а со 2-й пол. 1870-х гг. — в крупных работах и статьях; после смерти Федорова его ученики В. А. Кожевников и Н. П. Петерсон подготовили к печати трехтомное собрание сочинений мыслителя под названием “Философия общего дела” (в свет вышли первые два тома: т. 1—2,1906—13).
Федоров усматривал в эволюционном процессе стремление к порождению сознания, разума, которые, начиная с человека, призваны стать орудиями уже не бессознательного, а сознательного, нравственно и религиозно направленного совершенствования мира (активная эволюция, регуляция природы). Опираясь на святоотеческую традицию (Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского), развил положения активно-христианской антропологии: Бог, создавший человека по Своему образу и подобию, действует в мире прежде всего через человека и через него же Он будет осуществлять центральные онтологические обетования христианской веры; воскрешение умерших, преображение их природы, вход в бессмертный, творческий эон бытия. Федоров изложил основы идеи богоч&ювечества, сотрудничества божественных и человеческих энергий в деле спасения, обосновал идею условности апокалиптических пророчеств. Благой исход истории, становящейся “работой спасения”, предполагает необходимость нового фундаментального выбора, связанного с императивом эволюционного восхождения. Обнажая изъяны одностороннего технического развития (протезная цивилизация), выдвинул идею органического прогресса, ориентированного на преображение физической природы человека.
Новый, радикальный поворот в философии видел в отказе от отвлеченного мышления, пассивного созерцания, в переходе к определению ценностей должного порядка вещей, к выработке плана преобразовательной деятельности человечества. Провозглашал нераздельность онтологии и деонтологии (“истина есть только путь ко благу”), необходимость проективного мышления, превращения гносеологии в гносеоургию. Свою систему называл супраморализмом, обосновывал принципы “совершеннолетней”, “сыновней” нравственности (“все мы братья по любви к отцам”), не ограничивая законы этики сферой человеческих отношений, указывая на зависимость нравственного начала в человеке и обществе от материально-природного порядка вещей. Залогом достижения “всеобщего родства” считал преодоление смертоносных сил во внешнем мире и в самом человеке (психофизиологическая регуляция). Убежденный в неполноте альтруистической морали (жертвенность одних предполагает вечный эгоизм других), предлагал формулу: “не для себя и не для других, а со всеми и для всех”. Антиномию индивидуализма и коллективизма разрешал через принцип соборности, утверждая его как основу совершенного социального устроения (общество “по типу Троицы”).
Философия Федорова стоит у истоков русского религиознофилософского ренессанса, определяя многие его темы; полагает начало течению ноосферной мысли (русский космизм). Теургическая эстетика Федорова (переход от “искусства подобий” к творчеству жизни, литургический синтез искусств) оказала воздействие на философско-эстетические искания кон. 19 — нач. 20 в. (Вл. Соловьев, А. Белый, Вяч. Иванов, В.Чекрыгинидр.). Соч.: Собр. соч., т. 1-4. M., I995-98. Лит.: Кожевников В. А. Николай Федорович Федоров, в. 1. M., 1908; ОстромировА. (А. К. Горский). Николай Федорович Федоров и современность, в. 1-4. Харбин(?), 1928-33; Семенова С. Г. Николай Федоров. Творчество жизни. М., 1990; Hagemeister M. Nikolaj Fedorov. Studien zu Leben, Werk und Wirkung. Müneh., 1989.

С. Г. Семенова

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001. 

Книги