Исторические темы

ПЬЕР ТИБО. ЭПОХА ДИКТАТУР (1918 – 1947 гг.)

РОСТ НАЦИОНАЛИЗМА В ЕВРОПЕ

Экономическая отсталость, преобладание сельскохозяйственного сектора, невнятная (если она вообще существовала) индустриализация, демографическая перегруженность, низкий уровень образования и, как следствие, огромное число «нестабильных», неграмотных, практически антисоциальных элементов, готовых на все, лишь бы вылезти из нищеты, - эти факторы присутствуют во всех странах, где усиление национализма приводит к установлению авторитарных режимов, в частности, в Средиземноморской и Восточной Европе…

<…>

Распространение авторитарных режимов в Европе

Итальянский фашизм никогда не был столь крепким, как его немецкий последователь и продолжатель национал-социализм. Многие слои итальянского общества (аристократия, офицеры-монархисты, рабочие и крестьяне) поддерживали его более чем «сдержанно», но его влияние было, пожалуй, дал большим. Именно итальянские фашисты первым после окончания «Большой войны» (Первой мировой) показали, что демократия - не единственная возможная форма управления государством.

Диктатура очень заразная болезнь. Она была особенно опасна для слаборазвитых стран Европы, где либеральная демократия, лишенная буржуазного фундамента, сталкивалась с практически непреодолимыми экономическими и социальными трудностями. Иногда достаточно совершить военный переворот, чтобы за несколько дней или даже часов заменить демократию авторитарным режимом, зачастую имеющим все внешние признаки фашистского (концентрация всей полноты власти в руках одного человека; зачастую установление однопартийной системы; значительная роль в обществе полиции, молодежных организаций и пропаганды).

В Польше финансовый кризис и конфликт между маршалом Пилсудским и правительством по вопросу об организации управления армией заставляют маршала организовать 12 - 14 мая 1926 года некое подобие похода Муссолини на Рим. Увы, поход на Варшаву был кровавым и привел к установлению странной диктатуры: сохранялась видимость парламентского правления, действовала многопартийная система, был создан Правительственный блок партий, которому, однако, не удалось обеспечить себе большинство на выборах 1928 года. Глава блока, маршал Пилсудский, отказавшись от поста президента Республики, сохраняет за собой военное министерство (с 1926 года до своей смерти). Правда, Пилсудский успевает настоять на принятии новой конституции, продлившей до 1939 года существование «диктатуры полковников» во главе с маршалом Рыдз-Смиглы.

Вслед за Польшей диктатура приходит в Литву, где консервативная оппозиция, воспользовавшись предлогом о якобы возможном сговоре левого правительства то ли с Польшей, то ли с СССР, организовала 17 декабря 1926 года государственный переворот. Власть в стране переходит в руки профессора Вольдемараса (до 1929 года), работа парламента в период с апреля 1927 по июнь 1936 года приостановлена.

Тоже диктатуру, однако совсем другого толка, навязывает своей стране 5 января 1929 года король Югославии Александр. Он приостанавливает действие конституции, чтобы положить конец столкновениям зачастую кровавым) между православными сербами и католиками-хорватами, которые угрожали и без того хрупкому национальному единству. Сорок четыре правительственных кризиса сделали невозможным нормальное функционирование парламентской власти в период с 1919 по 1929 г., создав благоприятные условия для интервенционистских притязаний Муссолини на Далмацию (они стали совершенно определенными после заключения с Албанией в 1926 - 1927 гг. двухТиранских пактов).

Примо де Ривера в Испании и Салазар в Португалии тоже вдохновились идеями фашизма, пользовавшегося на Иберийском полуострове огромным авторитетом.

Тридцать три правительственных кризиса в период с 1902 по 1923 г., сельскохозяйственная забастовка в Андалузии в 1918 - 1919 гг., профсоюзные волнения в Каталонии, вызванные дороговизной жизни и усугубленные локаутом, наконец, Ануальская катастастрофа (восставшие марокканцы нанесли поражение ипанской армии 20 июля 1921 года) показали неспособность парламентского режима справиться с трудностями, переживаемыми испанской демократии. Король Альфонс XIII Испанский согласился в ноябре 1923 года на диктатуру и доверил возглавить ее каталонцу Примо де Ривера. Установленная в Испании диктатура лишь внешне напоминала фашистский режим (роль вождя не мистифицировалась, однопартийная система не создавалась, молодежь не «загоняли» в военизированные формирования и т.д.) и сумела решить только рифскую проблему (марокканцев усмирили в 1925 году с помощью французов). Во всем остальном режим потерпел поражение, которое очень долго скрывалось за фасадом европейского процветания, способствовавшего развитию испанской промышленности, но не помешавшего обесценению песеты в 1929 году (слишком дорого стоила прекрасная новая дорожная сеть, да и кризис был на подходе). Примо де Ривера, чья диктатура была, по сути, незаконной, не хотел проливать кровь сограждан и предпочел уйти в отставку 28 января 1930 года, за год до падения монархии.

В Португалии диктатура была установлена позже, чем в Испании, и оказалась гораздо более прочной. Корни ее лежали в финансовом кризисе 1925 - 1926 гг. (он был очень жестоким), бесконечной междоусобице политических партий, скатывавшихся до кровавого терроризма, и серьезном недовольстве католиков антиклерикальной республикой. Армия организовала серию государственных переворотов, последний из которых под руководством генерала да Кошты привел к созданию 29 мая 1926 года военной хунты (после похода на Лиссабонн, так напоминавшего пресловутые походы на Рим и Варшаву). Вскоре генерал Кармона устраняет да Кошту, его избирают президентом страны в 1928 и переизбирают в 1935 г. В апреле 1928 года он доверяет финансы страны, пришедшие в совершенный упадок, суровому профессору университета в Коимбре Оливейре Салазару. Тому удается стабилизировать в 1931 году национальную валюту (хотя ее курс и не поднимается до уровня 1924 года), и в июле 1932 года ученик Шарля Морраса становится главой правительства, получив полную возможность установить не фашистскую диктатуру, но «консервативный и клерикальный режим правления», отрицавший индивидуализм, социализм, либерализм и материализм одновременно. В конце концов 19 марта 1933 года в Португалии возникает «Новое государство» - корпоративное, антидемократическое и антипарламентарное, национальное и христианское. Исполнительная власть наделяется правом налагать «вето» и распускать парламент, то есть фактически сосредоточивает в своих руках всю полноту власти. Партии распущены, парламент избирается не всеобщим голосованием, а в так называемых «ячейках общества» - семьях, коммунах, корпорациях. Выбор их ограничен единым списком «Народного союза». Профсоюзы заменены корпорациями, как в Италии, хозяева и рабочие обязаны сотрудничать в рамках этих новых, хотя и не обязательных образований. В отличие от Италии, португальские корпорации пользуются относительной независимостью от правительства.

Опираясь на церковь и армию, эта диктатура (скорее патерналистская, чем авторитарная) восстанавливает порядок и доживает до наших дней, несмотря на все потрясения, пережитые за это время Европой.

<…>

Новые диктатуры

Во многих странах Центральной и Восточной Европы падение мировых цен на сельскохозяйственную продукцию стремительно ухудшало условия жизни самого многочисленного класса - крестьянства, заставляя его отдавать голоса на выборах партиям и организациям профашистского и пронацистского толка, основной целью которых было свержение демократических режимов, плохо защищенных слабым и немногочисленным средним классом.

Как правило, подобные партии (Национальный союз в Польше, «Кресты со стрелами» Салаши в Венгрии, «Железная гвардия» Кодряну в Румынии) не приходили к власти, но заставляли законные правительства и государственных деятелей действовать все более авторитарными методами. Так было в Польше при полковнике Беке, всемогущем министре иностранных дел, в 1932 - 1939 гг. и в Венгрии при Хорти, когда правительство консерваторов приобрело совершенно определенную фашистскую окраску (1932 – 1936 гг.). В монархических странах, прикрывавшихся «демократическим фасадом», власти вынуждены были ужесточать методы правления.

В Югославии антидемократический процесс начинается в 1929 году. Авторитарные тенденции усиливаются в 1932 году при переходе к однопартийной системе (Национальная партия) и окончательно оформляются в 1935 году после появления в стране многочисленных «корпораций» профашистского толка. В Болгарии на следующий день после военного переворота 19 мая 1934 года царь Борис установим в стране свою диктатуру, чтобы предотвратить более серьезные беспорядки. В Румынии король Кароль (Карл II) вынужден был пойти на сходные меры не столько ради удовлетворения собственных честолюбивых устремлений, сколько для того, чтобы помешать прийти к власти Кодряну (тот вскоре будет арестован, приговорен к девяти годам тюрьмы, а потом убит во время странным образом организованного «побега»).

Несколько иной была ситуация в Греции, где: упраздненная в 1924 году монархия была восстановлена только в 1935 году после двойного (экономического и национального) кризиса. Экономический кризис, начавшийся в 1931 году, привел к росту безработицы и резкому снижению доходов трудящихся, а национальный - спровоцировал рост «патриотических» настроений, направленных против республики, «недостаточно внимательной к кипрской проблеме». Георгий II, которого одиннадцать лет изгнания научили осторожности, предусмотрительно решил устраниться от власти, позволив премьер-министру генералу Метаксасу после переворота 4 августа 1936 года навязать стране диктатуру. В стране были отменены конституционные свободы, и Греция вошла в число государств с тоталитарным режимом правления. Была создана греческая молодежная организация по образцу Гитлерюгенда, а доктору Шахту поручили восстановить греческую экономику и финансы.

Балтийские страны, оставаясь республиками, не устояли перед «обаянием» тоталитаризма. Литва остается неконституционной, Эстония, по примеру Румынии, вынуждена в 1933 - 1934 гг. пожертвовать конституционными свободами, чтобы избежать фашистской диктатуры, а в Латвии совершивший в 1934 году государственный переворот Ульманис не скрывает своих симпатий к нацизму и, захватив абсолютную власть, присваивает себе титул вадониса (вождя).

<…>

В конце 30-х годов вторая волна «прилива» диктатуры накрывает своей грязной пеной весь мир, за исключением, как указывалось в предыдущих главах, стран утвердившейся демократической традиции в Северо-Западной Европе и Северной Америке. Они были последним островком сопротивления, который сметет с лица земли жестокая буря войны, или бастионом, откуда перестроившие свои ряды демократические силы начнут отвоевывать мир у фашизма? Никто тогда не знал ответа на этот вопрос. Единственное, в чем были уверены все, это в неизбежности столкновения между двумя группами государств с прямо противоположным пониманием роли общества и места в нем личности.
Цитируется по: Тибо П. Эпоха диктатур (1918 – 1947 гг.). М., 1998. С. 60 – 61, 127 – 129

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.