Сегодня и вчера
Рязанцы начали говорить друг другу: не берите с собою доспехов и оружия, а возьмите только ремни и веревки, чем было бы вязать робких и слабых Москвичей.



Иловайский Д. История рязанского княжества. —М.: 1858. С. 162


Началось наступательное движение Москвы на Рязань, приостановленное на время миролюбивым характером Ивана Ивановича, спором за великокняжеское достоинство после его смерти и отношениями Димитрия Ивановича к Твери и к Литве. Хотя в 1370 г. на помощь Москвитянам против Ольгерда ходили полки Рязанские и Пронские, однако уже в следующем году началась открытая воина между Москвой и Рязанью. 14 Декабря 1371 г. Великий князь послал свою рать на Рязань под начальством Димитрия Михайловича Волынского. Олег собрал свою дружину, и бодро выступил на битву. Рязанцы успели уже позабыть неудачи прежних войн с Москвитянами; первые 20 лет Олегова княжения пробудили в них сознание собственных сил, и они заранее обнаружили уверенность в победе. Эта гордая и вскоре обманутая уверенность подала повод северному летописцу высказать вполне свое нерасположение к соседям. «Рязанцы, свирепые и гордые люди,— говорит он,— до того вознеслись умом, что в безумии своем начали говорить друг другу: не берите с собою доспехов и оружия, а возьмите только ремни и веревки, чем было бы вязать робких и слабых Москвичей. Последние напротив шли со смирением и воздыханием, призывая Бога на помощь. И Господь, видя их смирение, Москвичей вознес, а гордость Рязанцев унизил». Битва произошла недалеко от Переяславля Рязанского на месте, называвшемся Скорнищево. Уже самое имя Московского вождя было плохим предзнаменованием для Рязанцев; в отношении военного искусства Олег уступал острожному и талантливому Волынскому, который вероятно в свою пользу обратил излишнюю самонадеянность неприятелей и приготовил им какую-нибудь неожиданность. «Тщетно махали Рязанцы веревочными и ременными петлями, продолжает летописец; они падали как снопы и были убиваемы как свиньи. Итак Господь помог Великому князю Димитрию Ивановичу и его воинам: одолели Рязанцев, а князь их Олег Иванович едва убежал с малою дружиною». Ременные и веревочные петли, о которых здесь говорится, вероятно, были не что иное, как арканы, в первый раз употребленные Рязанцами в скорнищенской битве и перешедшие к ним от степных соседей. Эти то арканы, конечно, ввели в заблуждение летописца, приписавшего Рязанцам такое легкомыслие, что они не хотели брать с собою оружия, а собирались прямо вязать Москвитян веревками.

Когда Олег убежал, Владимир Дмитриевич Пронский немедленно сел на Рязанском стол. Этот факт яснее всего говорить об участии, которое Пронский князь принимал в войне Димитрия с Олегом. Торжество Владимира и Москвитян было непродолжительно. С помощью татарского мурзы Салахмира, который привел из Орды значительную дружину, Олег изгнал неприятелей из своего княжества, и привел в свою волю Владимира Пронского.

Димитрий Московский на этот раз уклонился от решительной войны с Рязанским князем. Его внимание и силы были заняты в то время возобновившеюся борьбой с Михаилом Тверским и Ольгердом Литовским. Притом он уже становился в оборонительное положение со стороны завоевателей; ордынские отношения явно приближались к развязке. Следовательно, Димитрий нуждался в союзниках. Для него очень важно было участие, какое могли принять Рязанцы в той и другой борьбе. На юго-востоке Московские пределы, в случае союза с Олегом, оставались почти безопасны от Татарских нашествий за обширными степями и лесами Рязанской области; на юго-западе для Москвы было бы очень невыгодно соединение трех сильных соседей, Ольгерда, Михаила и Олега. Потому то, может быть, Димитрий и хотел утвердить Рязанское княжество за Владимиром Пронским; но убедившись, что для этого слишком мало одного удачного похода, он—или его умные советники — понял, с каким врагом имеет дело, и предпочел вместо врага приобрести в Олеге себе союзника, хотя и ненадежного…




Мы и не замечали, что образ его создан нашим воображением по скудости источников
Только с присоединением к России Крыма Новороссийский край с его громадными естественными богатствами мог получить настоящую цену.
Сознательная и свободная душа обитает во всей нервной системе, но в нервах высших чувств и движения душа проявляет свое сознание чище и свою движимость свободно
Построенные большею частью русскими людьми, из русского материала, носящие незабвенные в истории нашей славные имена…
Принесите мой царский жезл, сделанный из рога единорога, с великолепными алмазами, рубинами, сапфирами, изумрудами и другими драгоценными камнями…
Мы знаем из опыта, что зависимость воли от внешнего для нее бытия весьма часто производит наслаждение, а не страдание
Именно так выглядит русский воин, когда дух его ничем не омрачен и не парализован различными факторами
Где же настоящий нравственный идеал? Очевидно, мы должны искать его все-таки в примирении внешнего и внутреннего, материального и духовного.
Славянская Библия есть древнейший памятник и надежнейшее хранилище языка Славянского
Насколько правильное пользование столь веским элементом, как время, важно в ведении боя, настолько же важно точное указание его и в описании боя



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.