Все документы темы  


[Протокол № 2 допроса поручика К. С. Мельника, 2 ноября 1919 г.]

[Протокол № 2 допроса поручика К. С. Мельника, 2 ноября 1919 г.] // Н. А. Соколов. Предварительное следствие 1919—1922 гг.: [Сб. материалов] / Сост. Л. А. Лыкова. — М.: Студия ТРИТЭ; Рос. Архив, 1998. — С. 172—173. — (Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв; [Т.] VIII).

172

37

Копия

ПРОТОКОЛ № 2

1919 года, ноября 2 дня, в г. Владивостоке я, офицер для поручений при контрразведывательном отделении штаба Приамурского военного округа поручик Поплавский, на основании предписания начальника того же отделения от 24 октября 1919 года за № 03160 производил порученное мне дознание, причем спрошенные по настоящему делу лица показали следующее:

Подпоручик Константин Семенович Мельник, 26 лет, православный, женат.

Подпоручика Соловьева я видел один раз в Тобольске на улице в сентябре месяце 1918 года, но о деятельности Соловьева я слышал от штаб-ротмистра Крымского конного полка Николая Яковлевича Седова, подпоручика Марковского Аркадия Алексеевича, из коих первый уехал в армию генерала Деникина, а второй, по всей вероятности, находится в Омске.

По приезде в Тобольск в мае месяце 1918 года я познакомился с подпоручиком Марковским, местным жителем и человеком, заинтересованным в судьбе Царской Семьи. Марковский рассказывал мне о том, что Соловьев, женатый на дочери Распутина, и священник тобольской Покровской церкви Алексей Васильев, назначенный духовником Царской Семьи, получают от петроградских и московских организаций много денег и ценностей как

173

для улучшения жизни Царской Семьи, так и для организации спасения Ее. Марковский, не стесняясь в эпитетах, ругал Соловьева и Васильева за то, что они, получая деньги, не передают их по назначению, а значительную часть присваивают себе, отдавая немного на указанные выше цели.

Во время пребывания в Тобольске я убедился в том, что там никакой организации для спасения Царской Семьи не существовало, а от лиц, бывших в заключении вместе с Царской Семьей, я узнал, что только часть вещей и денег доходили до Царской Семьи. Остальное же оставалось неизвестно где.

Мне известно о том, что Государыня передала четырнадцать тысяч денег священнику Васильеву, который просил эти деньги, а для какой цели — неизвестно. Священник Васильев, напиваясь пьяным, рассказывал всем о том, что им организовывается увоз Царской Семьи. В Тобольске усиленно распространялись неизвестно кем слухи о том, что там существует организация в триста человек офицеров, предназначенных для увоза Царской Семьи. Слухи эти нервировали местный “совдеп” и были причиной многих телеграмм “совету народных комиссаров” о том, что дело охраны Царской Семьи в Тобольске не совсем благополучно69. Я уверен, что эти слухи были одной из главных причин перевода Царской Семьи из Тобольска в Екатеринбург и исходили от Соловьева и Васильева. О деятельности Соловьева я очень много слышал от штаб-ротмистра Седова, который был послан в Тобольск петроградской организацией, но в Тюмени принужден был прожить более четырех месяцев, где в это же время находился и Соловьев. Только один раз Соловьев разрешил, перед самым увозом большевиками Царской Семьи из Тобольска в Екатеринбург, Седову поездку в Тобольск, но на одни сутки. На мой вопрос, почему Седов так слушался Соловьева, Седов мне сказал, что Соловьев рассказал ему о том, как он выдал двоих офицеров тюменскому “совдепу” за то, что эти офицеры без разрешения Соловьева ездили в Тобольск. Офицеры эти были командированы одной из организаций в Тобольске, о чем Соловьеву не могло быть не известно. Соловьев говорил Седову о том, что всех, едущих в Тобольск офицеров, без его разрешения он выдает “совдепу”. Мне известно о том, и что Соловьев, несмотря на общий призыв офицеров в июне месяце 1918 года, не явился по мобилизации, а скрывая свое офицерское звание, прописывался, как частное лицо, о чем он говорил в первых числах ноября месяца 1918 года штаб-ротмистру Седову.

Более добавить ничего не имею. Статья 940 устава угол. судопр. мне предъявлена.

Подпоручик Мельник

Поручик Поплавский

Спрошенная по настоящему делу жена подпоручика Мельника — Татьяна Евгеньевна, православная, 21 года, заявила, что, кроме изложенного в показаниях ее мужа, добавить ничего не имеет.

Т. Мельник

Поручик Поплавский

Теги: Том VIII, 02. Сибирь и Дальний Восток. 1919—1920 гг. (документы 34—49), Служебные документы и письма

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.