Все документы темы  


ВВС Венгрии в 1941 — 1944 гг.


ВВС Венгрии в 1941 году



По итогам I мировой войны Венгрия была признана проигравшей стороной. Согласно условиям подписанного в 1920г. Трианонского договора, на нее накладывался ряд ограничений, в том числе запрещение иметь военную авиацию и строить боевые самолеты. Однако режим адмирала М. Хорти, приняв курс на ревизию итогов войны, завязал тесное сотрудничество с фашистским правительством Муссолини, а после 1933 г. — и с гитлеровцами. Вопреки договору создавались тайные структуры ВВС, легализовавшиеся к концу тридцатых годов. Матчасть закупалась в Италии, Германии и ряде других государств, при помощи которых начался также лицензионный выпуск авиатехники. Одновременно разрабатывались собственные образцы самолетов. Конечно, уровень этих мероприятий был ниже, чем у «старшего товарища по несчастью» — Германии, однако уже к 1938 г. Венгрия обладала вполне боеспособными ВВС.

В апреле 1941 г. Венгрия вступила во вторую мировую войну: ее войска приняли участие во вторжении на Балканы и оккупировали часть территории Югославии. Венгерские ВВС не встретили сопротивления, а 3 машины потеряли в результате аварий и катастроф.

Обкатав армию в боевых условиях, адмирал Хорти как верный союзник Гитлера готовился к «восточному походу». Его войска были отмобилизованы и приведены в боевую готовность, однако 22 июня 1941 г. в нападении на СССР не участвовали. Хорти желал получить хотя бы формальный повод для вступления в войну. Вскоре случай представился.

26 июня в 12 ч. 58 мин. венгерская служба ВНОС1 в районе г. Каша2 обнаружила приближение трех неизвестных бомбардировщиков. Однако поднимать тревогу не стали, так как самолеты имели желтые полосы — знаки быстрой идентификации, общие для стран «оси» на восточном фронте. Кроме того, телефон наблюдательного поста не функционировал. Тем временем пришельцы сбросили двадцать семь 100-килограммовых бомб, из которых двадцать одна угодила в жилые районы, здание почты и артиллерийские казармы. Погиб тридцать один человек, в том числе семь гражданских лиц. В ответ открыла огонь четырехорудийная зенитная батарея, но после первых же выстрелов три пушки замолчали из-за поломок. Поднявшиеся в воздух истребители опоздали. В итоге тип и национальная принадлежность бомбардировщиков установлены не были, но повод для вступления в войну нашелся. Не дожидаясь результатов расследования, венгерское руководство назвало виновником случившегося Советский Союз и в тот же день объявило ему войну3. 27 июня венгерские войска силами т.н. «Подвижного корпуса» завязали бои в Карпатах.

Накануне этих событий общая численность самолетного парка венгерских Королевских ВВС составляла 536 машин, из них 363 боевых. Истребительная авиация складывалась из восьми эскадрилий: четырех, оснащенных Fiat CR-32, и остальных -Fiat CR-42 (96 машин, из них 88 исправных). Летом 1940 г. из Италии поступила партия из шести истребителей Reggiano Re-2000 «Фалько-l», но в части они не попали. Бомбардировочная авиация насчитывала 70 самолетов (52 исправных) и состояла из восьми эскадрилий: трех, вооруженных 28-ю Caproni Ca-135bis, и пяти — 42-мя Junkers Ju-86K. В стадии формирования находились две эскадрильи пикирующих бомбардировщиков Ju-87B, еще не достигших боеготового состояния. Многочисленной была и разведывательная авиация (73 самолета, из них 54 исправных): 10 эскадрилий ближних разведчиков — четыре на Heinkel He-46E и шесть на WM 21 Solyom («Сокол»), 2 эскадрильи дальних разведчиков на Heinkel Не-70К (13 машин), а также группа аэрофоторазведки из двух Heinkel He-111 P. Всего имелось 194 исправных боевых самолета и 45 — в ремонте. Остальные машины различных типов (BM09D, Не-112, Са-310 и др.) находились в учебных и научно-исследовательских подразделениях. Транспортная авиация состояла из шести устаревших Caproni Са-101 и одной эскадрильи из четырех Savoia SM-75. Резервом ВТА считалась национальная авиакомпания MALERT, имевшая до 10 самолетов Junkers Ju-52 и Fokke-Wulf FW-58 Weihe. Самолеты аэроклубов и частных лиц числились резервом учебной и связной авиации.



Как видим, матчасть ВВС Венгрии была устаревшей. Например, Fiat-32 и Ju-86 «вышли в тираж» еще во время войны в Испании. Лучшие из принимавших участие в боях мадьярских самолетов Са-135, Не-111 и Re-2000 приблизительно соответствовали советским ДБ-3 и ЛаГГ-3.

Для участия в войне против СССР выделялись следующие силы. Бомбардировочная авиация: 3/III-й дивизион4 из семнадцати Ju-86K и 4/Н-й, оснащенный Са-135. Истребительная авиация: 2/3-я эскадрилья «Ричи» (Ricsi) на CR-42. Разведывательная авиация: восемь WM 21 из VIII-й и девять из X-й эскадрилий ближней разведки (ЭБР), находившихся в г. Ужгороде; в г. Хуст базировались Не-46 из l-ой ЭБР Hollo («Ворон») и IV-й ЭБР «Шомодьи бичка» (Somogyi bicska), а также WM 21 из VII-й ЭБР. Из тринадцати Не-70К и двух Не-111 сформировали 1-ю отдельную эскадрилью дальней разведки (1 ОЭДР), базировавшуюся в Ужгороде. Эта часть первой приняла участие в боевых действиях: 26 июня ее Не-70 совершили разведполеты над Западной Украиной. Однако «удар возмездия» решено было нанести на следующий день.

Утром 27 июня с аэродрома Дебрецен стартовали восемь Са-135 из 3/5-й АЭ «Босоркань» (Boszorkany -«Ведьма»), а с аэродрома Хайдубосерменьи — семнадцать Ju-86K из 4/Н-го дивизиона, эскадрилий 4/3-й «Шарга Вихар» (Sarga Vihar — «Желтая буря») и 4/4-й «Бузогань» (Buzogany — «Булава»). Над г. Хуст, откуда взлетели прикрывавшие их «Фиаты» из 2/3-й АЭ, самолеты объединились в группу. Около восьми часов утра машины с красно-бело-зелеными стрелами на крыльях и килях достигли г. Станислава (ныне Ивано-Франковск) и сбросили на него бомбы, главным образом 10-килограммовые. Эскадрилья ближней разведки и истребители нанесли ряд ударов по расположениям советских войск и погранзаставам. В этот день один из CR-42 (борт V-217) был сбит зенитным огнем. Летчик остался жив и вернулся в свою часть.

Достаточно большая активность была проявлена 29 июня, когда двадцать пять «Юнкерсов» из 4/1-го дивизиона (4/2-я АЭ «Иштен Кардья» (Isten Kardja — «Божья сабля») и 4/1 -я АЭ «Иштен Ньила» (Isten Nyila — «Божья стрела») совершили налет на г. Стрый. Прикрытие вновь осуществляли «Фиаты» из 2/3-й АЭ. Над целью венгры сопротивления не встретили. Но в ответ советская авиация совершила налет на Чоп. Поднявшиеся на перехват истребители сбили три краснозвездных самолета. В этот же день, действуя в интересах сухопутных войск, не вернулся с задания один WM 21 (борт F-242) из X-й ЭБР. Экипаж пропал без вести.

1 июля, несмотря на серьезные потери, венгерские войска начали широкое наступление и, прорвав оборону Красной Армии, вскоре «перемахнули» через Карпаты. ВВС оказали им серьезную поддержку. Ударам с воздуха подверглись Станислав, Снятии, Чертков, Бар, Каменец-Подольский, др. населенные пункты, позиции советских войск, их резервы и отступающие через Днестр части.

В этот и последующие дни венгры потеряли по разным причинам несколько самолетов. Так, 1 июля из-за отказа двигателя совершил вынужденную посадку в районе Керешмеза Не-70К (борт F-407) из 1-йОЭДР. Два члена экипажа получили ранения. На следующий день, возвращаясь с боевого задания, в Карпатах разбился Ju-86K (борт В-319) из состава 4/4-й АЭ. Причина — обледенение, приведшее к срыву в штопор. 3 июля — весьма «урожайный» на потери день. В районе Делятина из-за нехватки горючего совершил вынужденную посадку и получил легкие повреждения еще один «Юнкере» (борт В-322). Пришлось идти на вынужденную и «Капрони» (борт В-534), поврежденному зенитным огнем в районе Снятина. В этот же день пропал без вести вместе с экипажем Не-70К (борт F-401), совершавший разведполет по маршруту Каменец-Подольский — Харьков. Предполагается, что его сбил истребитель. 6 июля над Каменец-Подольским в воздушном бою был поврежден возвращавшийся с задания разведчик Не-111 (борт В-702) из 1-й ОЭДР.

С 7 июля венгерские авиационные части перебазировались на только что захваченные аэродромы Коломыи, Стрыя, Станислава. Это значительно упростило выполнение боевых заданий, т.к. исчезла необходимость постоянно перелетать Карпаты. К этой дате в боях приняло участие до 145 самолетов, было сброшено 113165 кг бомб.

Из самолетов, дислоцированных на новых аэродромах, было образовано 1-е авиасоединение под командованием подполковника Белы Ороса, которое в оперативном отношении подчинили командованию «Подвижного корпуса». В его состав вошли: VII-я (девять Не-46), X-я (девять WM 21) ЭБР и 2/3-я (девять CR-42) АЭ. 10 июля все самолеты перебазировали на аэродром Озеряны. Несколько позже, 24 июля, к соединению Ороса подключили смешанный дивизион бомбардировщиков из девяти «Юнкерсов» и шести «Капрони» (по иным данным, «Капрони» было три). Эти силы поддерживали войска, наступавшие на Каменец-Подольский, Жванчик, Дунавцы.



12 июля 2/3-я АЭ провела несколько боев, в одном из которых CR-42 (борт V-265) столкнулся с И-16. Летчику удалось спастись на парашюте и отделаться легким ранением. Около полудня 10 самолетов VII-й и X-й ЭБР бомбили расположение советских частей. С задания не вернулся один экипаж, который пропал без вести. Несколько самолетов над целью получили повреждения и, как минимум, два из них разбились при вынужденных посадках: в Стрые Не-46 (борт F-326), прикомандированный к VII-й ЭБР из 1-й АЭ; в Озерянах WM21 (борт F-271) из VII-й ЭБР. В последнем случае получил ранения Летнаб. В тот же день, после налета советской авиации на Коломыйский аэродром, попал в воронку от бомбы и получил повреждения средней тяжести совершавший посадку Не-46 (борт F-334, откомандирован в VII-ю ЭБР из VI-й АЭ). Чуть позже, израсходовав топливо, разбился WM 21 (борт F-234) из VII-й ЭБР. Летнаб погиб, летчик получил ранения.

Вскоре прошла ротация личного состава и техники. Первой убыла домой эскадрилья «Ричи». За время боев она сбила пять советских самолетов, потеряв два своих. 13 июля ей на смену в Озеряны прибыла 1/3-я АЭ «Кор Ac» (Kor Asz — «Червовый туз»), имевшая 12 CR-42 и курьерский Аг-96. Командовал ею капитан Ласло Томор. 14 июля на смену VII-й и X-й ЭБР прибыли 1-я и III-я ЭБР, имевшие по девять Не-46 и WM 21. 17 июля убыло в Венгрию управление 4/Н-го бомбардировочного дивизиона, а также 4/1-я и 4/3-я эскадрильи «Юнкерсов».



22 июля в районе Джурин-Бершадь-Брацлав-Тульчин пять истребителей «Фиат» вели разведку. Советским зенитчикам удалось подбить четыре из них.

23 июля в рамках наступления немецкой группы армии «Юг» венгерские части начали продвижение в районе Бершадь-Гайворон. Авиация оказывала им поддержку, выполняя разведполеты и нанося бомбовые удары.

27 июля произошел инцидент, в котором мадьярский самолет был атакован союзными словацкими истребителями. В тот день над аэродромом Тульчин, где базировалась 13-я истребительная эскадрилья ВВС Словакии, без предварительного оповещения появился венгерский истребитель Fiat CR.325. Комендант аэродрома полковник германских ВВС распорядился немедленно сбить нарушителя. На перехват взлетели три самолета Avia В-534, но догнать «Фиат» смог только молодой летчик Ян Режняк6. Не имея еще опыта воздушных боев, он открыл огонь с большой дистанции и лишь повредил «Фиат». Вскоре венгры заявили протест и потребовали строго наказать обидчика, однако на его защиту стал комендант аэродрома и дело заглохло. Впоследствии «заклятые друзья» не раз базировались на одном аэродроме, но подобное уже не повторялось. В период с 24 по 28 июля произошло новое перебазирование: 1-я и 1/3-я АЭ перелетели в Аннаполь, а III-я АЭ и смешанный дивизион

Весьма напряженным выдался август. Венгерские войска наступали совместно с германским вермахтом в направлении Николаева. Это предопределило выбор целей для авиации. Уже 1 августа три Ju-86 в сопровождении десяти «Фиатов» (недавний урок пошел впрок) совершили налет на советские позиции в районе Саврань. 4 августа тройка бомбардировщиков под прикрытием двух пар истребителей совершила налет на Ольвиополь, в окрестностях которого вели бои части «Подвижного корпуса».

5 августа венгры овладели Первомайском. В тот день 1/3-я АЭ понесла первую потерю. Утром авиаразведка обнаружила на аэродроме Подвысокое «трехмоторный транспортный самолет» (вероятно, АНТ-9). Было высказано предположение, что на нем собирается лететь высокое советское начальство. На перехват отправили группу истребителей, которая начала штурмовку аэродрома. Однако их встретил сильный зенитный огонь, которым был сбит один «Фиат». Погиб старший лейтенант Янош Петтендь, известный в прошлом пилот-спортсмен. Не позже этой даты советские истребители сбили Не-70К.

7 августа прибыло пополнение — семь истребителей Re-2000. Прибывшая группа, которая должна была провести войсковые испытания новой техники, стала называться эскадрильей 1/2 «Людаш Матьи» (Ludas Matyi)7. Командовал ею капитан Ласло Дьенеш.

Фронт тем временем приближался к Николаеву. 11 августа пять «Капрони» под прикрытием шести «Фиатов» и пяти Re-2000 нанесли бомбовый удар по городу. Венграм, по их данным, удалось добиться попадания в мост через Буг и повредить путевое хозяйство железнодорожной станции. При выполнении этого задания мадьяры впервые встретились с большой группой советских истребителей. В завязавшемся бою летчики «Фиатов» и стрелки «Капрони» сбили восемь И-16. Судя по всему, группа Re-2000 в этой схватке не участвовала. Она натолкнулась на сильный зенитный огонь и потеряла один самолет (борт V-420), пилот которого, старший лейтенант Дюла Ласточь, пропал без вести.

Напряженным выдалось 12 августа, когда венгерские самолеты выполнили 151 боевой вылет. Удары наносились по Новой Одессе, на которую сопровождаемые истребителями «Юнкерсы» совершили четыре налета. 16 августа налету подверглась Ларьевка. К этому времени произошло перебазирование на аэродромы Первомайск и Воскресенск. 19 августа 1/3-я АЭ перебазировалась в Кривой Рог, а 23 августа туда для стажировки прибыл из Венгрии личный состав одного звена 1/4-й АЭ. 1-я ЭБР 21 августа перебазировалась в Казанку. Этим эскадрильям предстояло поддерживать наступление германских и венгерских войск на Днепропетровск.

26 августа в воздушных боях эскадрилья капитана Томора, согласно его заявлению, сбила 5 советских машин. В этот же день «Реджьяне» атаковали советский аэродром, на котором, согласно рапорту капитана Дьенеша, удалось вывести из строя десять самолетов. 27 августа в воздушных боях было одержано еще две победы, но потерян один «Фиат». Летчик, прапорщик Мартон Сеньи, попал в плен (В плену он стал антифашистом. Пройдя подготовку в одной из школ Украинского штаба партизанского движения, в августе 1944 г. был заброшен с группой на территорию Венгрии, где погиб в бою с жандармерией.). 28 августа произошла смена командования авиасоединения: подполковник Б. Орос был отозван, а вместо него прибыл подполковник Шандор Дьиреш.

После захвата 2 сентября Днепропетровска венгерскую авиацию перенацелили на Запорожье. Надо отметить, что здесь наземные части венгров понесли серьезные потери, а на острове Хортица был разгромлен мадьярский пехотный полк.

6 сентября в первой половине дня четверка CR-42 провела штурмовку, а после полудня шесть Ju-86 в сопровождении девяти «Фиатов» нанесли бомбовый удар по советским позициям. В этот день изменились опознавательные знаки венгерской авиации: вместо трехцветных стрел на фюзеляжи и плоскости стали наносить черные квадраты с белым крестом посередине, по всей ширине киля рисовать горизонтальные полосы цветов национального флага (красная, белая, зеленая). Это было связано с требованием немцев для лучшего опознавания ввести на самолетах своих союзников кресто-подобные знаки. К слову, у немцев имелись проблемы с опознаванием венгерских машин. Особенно доставалось Re-2000, которые летчики люфтваффе частенько путали с И-16.

С 6 по 15 сентября домой отправили личный состав 1/4-й АЭ. В эти дни было потеряно два самолета: 14 сентября в Карпатах разбился венгерский курьерский самолет, летевший с фронта, а 16 сентября с задания не вернулся разведчик из III-й АЭ.

Надо отметить, что с наступлением осени мадьярские самолеты стали летать значительно реже. Известно, что 19 сентября пять истребителей поддерживали войска, наступавшие на Никополь, а 30 сентября и 1 октября венгры совершили налеты на объекты Запорожья. Снижение активности авиации объясняется двумя причинами: плохой погодой и значительным износом техники. Удаление полевых аэродромов от Венгрии затрудняло доставку запчастей, в основном осуществлявшуюся транспортными самолетами. В октябре «безделье» авиации усугубилось, и начался вывод авиачастей на родину.

6 октября в Венгрию улетели «Хейнкели» 1-й АЭ. С 13 июля они совершили на фронте 72 боевых вылета: 61 на разведку и 11 на бомбардировку, сбросив 2т бомб. Общий налет составил 115 часов. В личном составе потерь не было.

14 октября погодные условия позволили поддерживать войска, наступавшие на Изюм. 18 октября одно звено 1/3-й АЭ перелетело на аэродром Голубовка, откуда сопровождало германский разведчик, выполнявший задание в районе Лозовая-Барвенково-Изюм.

20 октября с пятью оставшимися Re-2000 вылетела домой эскадрилья «Людаш Матьи». Над Карпатами самолеты попали в сплошную облачность, летчики потеряли ориентировку, и два истребителя разбились в горах. Еще один пилот совершил вынужденную посадку, при которой его «Реджьяне» получил сильные повреждения. Так за один день было потеряно машин больше, чем за три месяца боевой работы.

30 октября почти все оставшиеся на фронте самолеты перелетели в Днепродзержинск, и лишь одно звено продолжало базироваться в Лозовой. В течение последующего месяца боевые вылеты почти не совершались. Только 3, 9 и 10-го выполнялись разведполеты под прикрытием «Фиатов».

В начале ноября улетели домой бомбардировщики. 17 ноября дошла очередь до III-й АЭ. В ходе летне-осенней кампании она понесла серьезные потери: погибло пять человек, один был тяжело ранен, потеряно три WM 21. И при перелете в Венгрию не обошлось без неприятностей: из-за плохой погоды несколько «Шольомов» совершили вынужденные посадки, а один разбился. Боевой опыт показал, что самолеты этого типа оказались одними из худших, и вскоре их изъяли из боевых частей.

19 ноября в Венгрию отправилась 1/3 эскадрилья. За время пребывания на фронте ее пилоты на «Фиатах» совершили 447 боевых вылетов, налетав 800 часов. Заявлялось, что они сбили 17 советских самолетов, потеряв два своих. При этом один летчик погиб, а другой попал в плен. Основным противником CR-42 стали истребители И-16. «Фиаты» заметно уступали им в скорости, и поэтому венгры предпочитали вести бои на виражах, где имели преимущество над «ишаками». С новыми типами истребителей им сражаться не пришлось, но было ясно, что, несмотря на успешное применение, CR-42 необходимо снимать с вооружения. К тому же возникли проблемы в эксплуатации, особенно обострившиеся с наступлением осенних дождей и холодов. Выяснилось, что в таких условиях итальянские двигатели воздушного охлаждения работают неважно, а полотняная обшивка отстает от силового набора. Имелись нарекания и на работу пулеметов «Бреда».

Самолетом, способным заменить «Фиаты», мог стать Re-2000, успешно прошедший фронтовые испытания. Особенно отмечались скоростные данные этой машины, ее хорошие маневренность и скороподъемность. Недостатком являлось отсутствие, как и у других истребителей ВВС Венгрии, радиосвязи.

А вот краткая оценка других венгерских самолетов, полученная в ходе боев над Украиной.

Не-70 оказался практически непригодным для ведения дальней разведки. Уже в конце июля эти самолеты были сняты с вооружения и переведены в части т.н. «второй линии».

Не-46, несмотря на свой почтенный возраст, имел достаточно надежную конструкцию и в отличие от немецкого варианта более мощный звездообразный двигатель «Гном-Рон». Однако для 1941 г. они оказались слишком тихоходными. Так что и здесь имелась крайняя нужда в новой технике, и наиболее серьезным кандидатом считался FW-189.

Оба типа бомбардировщиков Са-135 и Ju-86K были признаны непригодными для дальнейшего использования. Их предполагалось заменить на Не-111.

Большую работу проделала транспортная эскадрилья, налетав с июня по ноябрь 1941 г. 861 час. Ее экипажи тоже несли потери. Так, 4 ноября при взлете с будаерошского аэродрома в тумане столкнулся с холмом и разбился транспортный самолет SM-75, летевший на фронт. Все десять находившихся на борту человек погибли.

Итог кампании 1941 г. следующий: венгерские ВВС совершили 1454 боевых вылета, общий налет составил 2192 часа, сброшено 217 тонн бомб, сбито 30 самолетов. Но летчиков, одержавших пять и более побед, т.е. ставших асами, не было. Свои потери: сбито в боях, разбилось в летных происшествиях либо получило повреждения различной тяжести 56 самолетов. Из них 25 разведчиков, 14 истребителей, 11 бомбардировщиков, 5 связных и 1 транспортный. Из них безвозвратные потери — 21 машина. Остальные получили повреждения от 20 до 90% степени тяжести — часть из них можно смело записать в безвозвратные потери. Погибло 17 офицеров, 15 солдат и унтер-офицеров. Ранения получили 10 и 18 человек соответственно.

Итак, кампания 1941 г. окончилась, опыт изучен, уроки извлечены. Но, как оказалось, не все и не главные: будапештское руководство развернуло подготовку к новому «походу на Восток», который начался летом 1942 г. и завершился зимой 1943 г. катастрофой на Дону.

Примечания:
1 ВНОС — служба воздушного наблюдения, оповещения и связи.
2 Словацкий г. Кошице, аннексированный в марте 1939 г.
3 В настоящее время многие историки полагают, что немцы организовали провокацию для «стимулирования» вступления Венгрии в войну. Налет вероятнее всего совершили бомбардировщики PZL-37 «Лошь» румынских ВВС. Диктатор Румынии маршал М. Антонеску, всегда готовый насолить соседу, особенно после потери Трансильвании, вполне мог дать согласие на участие в подобной акции.
4 Система обозначения подразделений ВВС Венгрии: арабскими цифрами обозначались номера полков: 1-го и 2-го истребительных, 3-го и 4-го бомбардировочных, 5-го ближнеразведывательного. Полки состояли из дивизионов, которые обозначались римской цифрой в дроби (например, 3/111
5 Тип истребителя указан согласно словацким источникам. Однако, вероятнее всего, это был CR.42 из 1/3 АЭ.
6 Впоследствии ас №1 словацких ВВС. На Восточном фронте сбил 32 советских самолета.
7 Людаш Матьи — герой венгерского фольклора.


ВВС Венгрии в 1942 году



В 1942 г. Венгрия, выполняя требования Германии, готовилась отправить на Восточный фронт 2-ю армию численностью 200000 человек — крупнейшее и наиболее боеспособное воинское объединение, единовременно выставлявшееся этой страной за весь период второй мировой войны. Естественно, что в новом походе должна была принять участие и авиация.

Венгерские ВВС переживали не лучшие времена. После понесенных в 1941 г. потерь и снятия с вооружения устаревших самолетов ощущалась острая необходимость в пополнении новой техникой. Однако Германия не спешила выполнять мадьярские заявки, у итальянцев оказались свои затруднения, а местная авиапромышленность ничего пока не могла предложить. Наиболее серьезное ее изделие — истребитель Heja-II (лицензионный вариант итальянского Re-2000 «Фалько-l») начал поставляться лишь во второй половине года. Учитывая сложившуюся ситуацию, а также опыт боев лета 1941 г., венгерское военное командование провело в ВВС значительные структурные изменения.

Прежде всего отказались от разделения авиации по родам. Старые полки расформировали, а вместо них создали четыре новых: экспедиционный, практический, боевой подготовки и специальной подготовки. Последние три входили в состав авиационного учебного соединения, которому подчиняась и летная школа.

В экспедиционном полку были сосредоточены боевые части, предназначавшиеся для первоочередной отправки на фронт: 1-й дивизион дальней разведки (1-й ДДР), 5/1-й истребительный дивизион (5/1-й ИД), 4-й бомбардировочный дивизион (4-й БД), 3-й дивизион ближней разведки (3-й ДБР) и парашютно-десантный батальон с транспортной эскадрильей.

Практический полк предназначался для освоения личным составом новой техники. В него входили четыре практических дивизиона: 1-й и 2-й истребительные (1-й и 2-й ИПД), 3-й бомбардировочный (3-й БПД) и 4-й разведывательный (4-й РПД). Особый интерес представляют 1-й и 2-й ИПД, поскольку их эскадрильи весьма быстро завершили переподготовку на Re-2000 и летом оказались на фронте. 1-й ИПД состоял из одной эскадрильи — 1/1 ИАЭ «Донго» (Dongo — «Шмель»), 2-й ИПД — 2/1 ИАЭ «Керестеш Пок» (Keresztes Pok — «Паук-крестовик»), После ухода на фронт 1/1 и 2/1 ИАЭ в дивизионах были сформированы новые эскадрильи. В остальных полках занимались начальной подготовкой и повышением квалификации летного состава.

Для действий на Востоке были выделены практически все боеспособные силы венгерских ВВС, сведенные в т. н. 1-ю авиационную группу (АГ — более сорока боевых и четырнадцать вспомогательных самолетов), которой командовал подполковник Шандор Андраш.

Прибытие на фронт основной части этих сил состоялось 15 июня (1/1 ЭДР) и 2 июля (1/1 ИАЭ и 4/1 БАЗ). При перелетах не обошлось без потерь. Один «Реджьяне» разбился при посадке в Коломые, и еще один получил незначительные повреждения при посадке в Курске. 24 июня, приземляясь в Конотопе, снес шасси и стал непригоден к применению бомбардировщик Са-135. Через неделю над Венгрией потерпел катастрофу еще один «Капрони» (борт В-557, командир прапорщик Барачкаи). Все пять членов экипажа погибли. Понесли потери от действий партизан, а также налетов советской авиации и наземные службы, которые перебрасывались на фронт по железной дороге.

Для дислокации 1-й АГ использовались аэродромы Обоянь, Курск, Уразово, Россошь, Старый Оскол, Иловское и некоторые другие. Авиагруппа подчинялась командованию 2-й армии и взаимодействовала с 4-м воздушным флотом люфтваффе. В непосредственном распоряжении командира 1-й АГ находились истребители и бомбардировщики, ; а разведчики — лишь в части материально-технического обеспечения,так как напрямую выполняли приказы армейского командования. Первые дни по прибытии на фронт подразделения посвятили изучению района боевых действий. В рамках этого мероприятия на германские аэродромы отправили по одному истребителю для ознакомления летчиков и зенитчиков люфтваффе с техникой союзника. Это было вызвано опытом 1941 г., когда немцы принимали летящие Re-2000 за И-16 и открывали по ним огонь. Waffenkameraden1 оказались не очень способными учениками и в летне-осенних боях 1942 г. все же сбили два «Реджьяне».

28 июня венгерские войска совместно с группой армии «В» вермахта перешли в наступление на воронежском направлении и через некоторое время вышли к Дону почти по всему течению реки. В руках советских войск на правом берегу оставался небольшой плацдарм в районе населенного пункта Урыв, который они значительно расширили в результате контрудара 9 августа. Фронт здесь затем стабилизировался до зимы, Венгры прилагали все усилия для ликвидации урывского выступа -для них это стало основной целью кампании. Здесь находился и центр приложения сил мадьярской авиации. Боевые вылеты начались с первого дня генерального наступления.

Хроника летних боев

28 июня. Четверка «Капрони» сбросила более 4 т бомб на населенный пункт Кушкино. В течение дня бомбардировщики совершили еще два налета на позиции советских войск в районе г. Тим.

При выполнении разведрейда Не-111 лейтенанта Ласло Хехшта (борт F-701) был атакован советскими истребителями. Экипажу удалось сбить один самолет и благополучно вернуться на базу.

Ближние разведчики приступили к вылетам на корректировку артиллерийского огня. Во время одного из них Не-46 (борт F-323) получил повреждение бензобака и совершил удачную вынужденную посадку около населенного пункта Беседино.

Транспортная эскадрилья начала переброску 13 т противотанковых снарядов для 16-й моторизованной дивизии вермахта. Эта работа продолжалась и в следующие дни. 30 июня один Са-101 сбился с курса и, совершив вынужденную посадку на местности, получил небольшие повреждения. В тот же день заблудился Ju-86. Его экипажу удалось найти свой аэродром, но до ВПП самолет не долетел (очевидно, кончилось горючее) и приземлился неподалеку в степи. Еще один «Юнкере», обстрелянный по ошибке немцами, привез пробоины.

1 июля. Самолеты 1/1 ЭДР вели разведку позиций советских войск в районе г. Старый Оскол. Бомбардировщики отдельными звеньями, по три-четыре машины, совершили три вылета в район населенных пунктов Тим и Ястребовка. Было сброшено около 12 т бомб.

2 июля. Во время вылета в район Воронежа в воздушном бою был сбит уже упоминавшийся Не-111 (борт F-701). Экипаж погиб.

3 июля. В этот и два последующих дня транспортная авиация перебросила на фронт более 17 т боеприпасов.

5 июля. Семь Са-135 совместно с немцами совершили налет на Воронеж. Огнем зениток были повреждены двигатели двух самолетов. Командиру дивизиона удалось привести свою подбитую машину на базу, а пилоту другого «Капрони» пришлось вынужденно сажать свой корабль на местности.

6 июля. Шестерка «Капрони» в сопровождении восьми Re-2000 нанесла удар по Северному вокзалу Воронежа. Это «задание стало первым боевым вылетом истребителей, которые до этого осваивали свой участок фронта.

7 июля. В первой половине дня семь Са-135 сбросили 7 т бомб на станцию Давыдовка. Позднее шесть бомбардировщиков, прикрываемых таким же количеством истребителей, отбомбились по советским войскам в районе Урыва.

10 июля. Стало сказываться плохое техническое состояние Са-135. Из шести «Капрони», выделенных для нанесения удара по урывскому выступу, взлететь смогли только три. Во второй половине дня эта же троица бомбила станцию Таловая, где встретилась с сильным зенитным огнем. Все машины получили повреждения, но смогли вернуться на базу.

«Хейнкели» 1-й ЭДР интенсивно использовались германским командованием, которое почти полностью игнорировало в этом отношении интересы своего союзника.

Reggiano Re-2000 1/1-и ИАЭ

13 июля. Самолеты 4/1 БАЗ поддерживали наступление 7-й легкой венгерской дивизии на Урыв. Первый налет прошел успешно, и шесть «Капрони» сбросили на позиции советских войск около 6 т бомб. Во втором до цели добрались только четыре машины. Еще две по техническим причинам сели на вынужденную, причем одна из них — с бомбами на борту. Третий рейд проходил наиболее сложно. На задание отправились четыре «Капрони» с грузом бомб 3,5 т. Над целью один из них был поврежден зенитным огнем. Весь экипаж получил ранения, но смог вернуться на базу. Еще у одного на обратном пути в районе Курска начал «врать» магнитный компас (действие Курской магнитной аномалии). Сбившись с курса, он залетел в район г. Ливны, где попал под обстрел немецкой ПВО и, получив повреждения мотора и рулей, совершил вынужденную посадку. Еще один бомбардировщик этой четверки из-за неполадок в двигателе приземлился на германском аэродроме в Орле.

18 июля. Четверка 4/1 БАЭ совершила налет на урывский плацдарм, сбросив более 4 т бомб. Огнем с земли был поврежден самолет майора Чукаша, которому удалось совершить удачную вынужденную посадку.

Истребители прикрывали транспортный самолет, на котором возвращался с фронта командующий 2-й армией генерал Янь.

Около полудня пятерка «Капрони» совершила успешный налет на советские части в районе населенного пункта Коротояк. На обратном пути у одного самолета произошел отказ правого двигателя. Экипажу удалось справиться с ситуацией и дотянуть до своего аэродрома.

27 июля. Немцы и мадьяры предприняли наиболее мощное наступление против урывской группировки. Ввиду недостатка горючего, самолеты 1-й АГ остались на земле.

28 июля. Один из экипажей 3/2 ЭБР обнаружил «странное перемещение войск в направлении Воронежа». Не проверив эти данные, венгерское командование решило нанести по указанному району удар авиацией и артиллерией. Поскольку «Капрони» не смогли вылететь на задание, то пришлось вновь посылать Не-46, которые сбросили 12 бомб по... пустому месту. На следующий день бомбардировщики были готовы к вылету, и тройка «сорок шестых» вовсю осматривала подозрительное место. Напрасно — никаких войск или военных объектов не было обнаружено.

30 июля. На фронт прибыла 2/1 ИАЭ, имевшая одиннадцать Re-2000 и два Bu-131. Командовал ею капитан Бела Керестеш.

Заметно снизилась активность 1-й ЭДР, поскольку в ней остался лишь один исправный Не-111. Так как в работе дальних разведчиков было заинтересовано германское командование, то оно весьма оперативно передало венграм три Do-215.

Вновь «ожили» бомбардировщики. Три Са-135 сбросили более тонны бомб на позиции советских войск на правом берегу Дона.

1 августа. Погода была нелетной, тем не менее Не-46 совершили несколько вылетов в район населенного пункта Колыбейка, где, по сведениям венгерского командования, советские части готовили переправочные средства. Тревога оказалась ложной.

3 августа. Погода улучшилась, и те же экипажи обнаружили, что советские войска готовятся к переправе на участке 7-й легкой дивизии. Вскоре по местам намечаемого форсирования нанесла удар тройка Са-135, сопровождаемая пятью «Реджьяне».

4 августа. Одна из машин 1/1 ЭДР при выполнении разведрейда была атакована советскими истребителями. В завязавшемся бою венгерским стрелкам удалось вывести из строя три нападавших самолета.

Три звена Не-46 совершили три вылета в поисках мест переправ советских войск. По одному из обнаруженных объектов во второй половине дня нанесли удар тройкой Са-135. Сброшено было 3,6 т бомб.

5 августа. Аэродром у Старого Оскола, на котором базировалась 4/1 БАЗ, впервые подвергся налету советской авиации.

6 августа. Советские войска переправились через Дон, захватили плацдармы в районе населенного пункта Архангельское и еще в нескольких местах. На земле завязались ожесточенные бои. Венгерские бомбардировщики из-за неудовлетворительного технического состояния не смогли оказать серьезную поддержку своим сухопутным частям. Они совершили только один налет тремя машинами, сбросив 3,6 т бомб на советские танки. Зато активно работали ближние разведчики, выявляя места дислокации, направления передвижений и участки новых переправ противника. Истребители сопровождали «Хейнкели» и «Капрони», сами вылетали на разведку. Прикрывали они и войска от ударов советской авиации, но по причине малочисленности это им не всегда удавалось, поэтому венграм пришлось обращаться за помощью к немцам.

7 августа. Утром истребители, прикрывая части своей 1-й танковой дивизии, не смогли помешать налету советской авиации на позиции 7-й дивизии. .Сразу после окончания налета здесь появилась тройка германских Не-111. Запоздавшие «Реджьяне» сгоряча их атаковали и сбили один «Хейнкель». Он упал на своей территории, и два члена экипажа получили легкие ранения. Инцидент «замяли», оценив сопутствующие обстоятельства.

Три Са-135 в двух налетах сбросили 7,2 т бомб на позиции красноармейских частей в районах населенных пунктов Корото-як и Спасинский. Бомбардировщики сопровождались истребителями, которые в воздушном бою над Коротояком потеряли один Re-2000. Летчик старший лейтенант Андор Петерффи погиб.

Летчики 3/2 ЭБР совершили шесть вылетов. Их коллеги из 1/1 ЭДР выполнили один рейд по заданию германского командования.

8 августа. После полудня в район населенного пункта Петропавловское вылетела четверка Са-135. Два из них вскоре вернулись из-за возникших неполадок, поэтому задание выполняла лишь одна пара под прикрытием тройки Re-2000. В тот день это были единственные исправные истребители 1-й АГ, они провели несколько воздушных боев, но побед не достигли.

9 августа. Напряжение наземных боев не снижалось, и авиация работала, как говорится, не покладая рук. Рано утром пара Не-46 вылетела на разведку в район Урыв-Воронеж. На обратном пути ее атаковали советские истребители. Одному «Хейнкелю» удалось уйти сразу. Экипаж другого (командир -прапорщик Иожеф Шолтес) вынужден был принять бой и сбил один И-16. Но второй истребитель крепко «вцепился» в разведчика, которого спасло только своевременное появление Re-2000. Машина Шолтеса вернулась с многочисленными повреждениями.

Около 7.30 шесть Re-2000 начали патрулирование над позициями 7-й дивизии. Вскоре появились советские истребители. Памятуя об инциденте с «Хейнкелями-111», венгерские летчики приняли их сначала за немцев, но быстро поняли ошибку, и четыре «Реджьяне» ввязались в бой. Мадьярам удалось сбить два самолета и один подбить. Сами потеряли один «Фалько». Пилот Ласло Такач получил ранения, но спасся на парашюте. После полудня в боевом вылете получил повреждения очередной Re-2000. При вынужденной посадке машина врезалась в почтовый Ju-86 и сгорела вместе с ним.

Бомбардировщики в трех налетах (один — на Сторожевое, два — на Урыв) сбросили около 10 т бомб. Из-за плачевного технического состояния первый вылет на Урыв выполнили всего два Са-135.

10 августа. В 1-й АГ осталось 26 боеспособных самолетов: 4 дальних и 6 ближних разведчиков, 5 бомбардировщиков и 11 истребителей. «Капрони» выполнили два налета на советские объекты и войска, сбросив около 10 т бомб. После полудня Re-2000 провели бой с группой ЛаГГ-3. Обе стороны потерь не имели.

11 августа. Утром пара Не-46 в сопровождении Re-2000 совершила вылет в район населенного пункта Садовский. В воздушном бою был сбит истребитель сержанта Гемеша. Летчик выпрыгнул с парашютом и приземлился в расположении советских войск. Примерно в то же время бомбардировщики совершили налет на скопление техники в районе населенного пункта Петропавловское. При подходе к цели у «Капрони» (борт В-551) зенитным огнем был выведен из строя двигатель, и самолет отстал от группы. Вскоре его атаковали истребители. Экипажу удалось сбить одного из нападавших, выполнить задание и благополучно вернуться на базу. Позднее Са-135 в сопровождении «Реджьяне» совершили успешный налет на советские позиции под Коротояком.

12 августа. Рано утром Не-46 обнаружили концентрацию советских частей возле населенного пункта Потудань. Вскоре этот район «обработала» тройка Са-135. После полудня бомбардировщики нанесли удар по переправам в районе Коротояка.

/3 августа. Венгерское командование ожидало крупное советское наступление, но усиленно работавшие экипажи 3/2 ЭБР ничего подозрительного не обнаружили.

Три «Капрони» совершили налет на скопление советских танков и понтонный мост через Дон у Коротояка. Переправу разбили, среди танков наблюдались взрывы.

1/1 ЭДР потеряла последний исправный Не-111. В воздушном бою у него была перебита гидросистема, и после посадки на «брюхо» самолет списали.

14 августа. Три Са-135 бомбили переправы в районе урывского плацдарма. Над целью прямым попаданием зенитного снаряда был сбит один «Капрони». Погибли три человека, в том числе командир дивизиона майор Иштван Мочарь. Начальнику штаба 1 -и АГ подполковнику Яношу Немету и еще одному члену экипажа удалось спастись.

15августа. Пара Не-46 в сопровождении «Реджьяне» выполнила разведвылет по маршруту Урыв-Коротояк-Мостыще. Са-135 совершили три налета, сбросив на Петропавловское и Урыв 12 т бомб.

17 августа. Отличился экипаж Не-46 (пилот — старший сержант Лайош Шоо, наблюдатель — старший лейтенант Иожеф Терек). Рано утром их «Хейнкель», сопровождаемый парой Re-2000, вылетел по трассе Корртояк-Сторожевое. Вскоре из-за облаков свалились советские истребители и связали боем прикрытие. Разведчик продолжал полет самостоятельно и подвергся атаке еще одного звена ЛаГГ-3. Мадьярам удалось сбить один истребитель и вернуться на свой аэродром.

20 августа. В этот день случилось происшествие, до сих пор привлекающее внимание многих венгерских историков. Около 4.00 на аэродроме Иловское готовился к вылету Не-46. Вскоре появились истребители прикрытия — пара Re-2000. В ожидании взлета разведчика они выполняли виражи на высоте около 300 м. Вдруг один «Реджьяне» (борт V-421) сорвался в штопор и врезался в землю. Так на 25-м боевом вылете погиб 38-летний старший лейтенант запаса Иштван Хорти — сын и официальный наследник главы венгерского государства адмирала Хорти. Существуют разные версии, объясняющие это происшествие. Большинство из них сходятся в том, что катастрофа произошла из-за недостаточной квалификации летчика. И. Хорти имел налет немногим более 345 часов, из которых только 75 — на «Реджьяне». Он не успел овладеть особенностями пилотирования итальянского истребителя и, заложив на небольшой высоте излишне крутой вираж, сорвался в штопор.

28 августа. После недельного затишья мадьяры вместе с немцами перешли в наступление и к 3 сентября вытеснили советские части с плацдарма у Коротояка. Затем борьба здесь приняла позиционный характер, поскольку основные силы были брошены южнее, под Сталинград. Поэтому занятость 1-й АГ боевой работой в сентябре оказалась меньшей, чем в горячем августе. Сказались также ухудшение погоды и трудности в материально-техническом снабжении. Основным объектом действий авиации оставался урывский плацдарм.

Севернее Сталинграда

К началу сентября наибольшими боевыми успехами могла похвастаться 1/1 ЭДР. На ее счету значилось сто разведвылетов, в которых, помимо получения ценной информации, было сбито 12 советских самолетов, причем 6 воздушных побед одержал экипаж Не-111Р (борт F-706). В августе-сентябре эта эскадрилья получила от немцев еще три Не-111 и четыре DO-215B-4. Она продолжала вести весьма активную боевую работу, совершая ежедневно один-два боевых вылета.



У ближних разведчиков вновь отличился экипаж Терек -Шоо, сбивший 12 сентября на своем «летающем антиквариате» еще один советский истребитель. Таким образом, 3/2-я ЭБР записала в свой актив три воздушные победы.

На этом фоне скромно выглядели обе истребительные эскадрильи: к концу сентября они могли похвастаться лишь девятью победами. Общий итог воздушных боев 1-й АГ 28 июня по 30 сентября, с учетом одной победы 4/1 БАЗ, составляет 25 сбитых советских самолетов. Свои потери только в сентябре составили 6 машин.

В первом осеннем месяце дыхание войны коснулось и самой Венгрии. Советская дальняя авиация совершила 6 и 8 сентября два ночных налета на Будапешт. Мадьярские истребители ПВО, будучи неподготовленными к действиям ночью, не смогли этому помешать.

В октябре 1-я АГ была переименована во 2-е авиасоединение (АС). Его возглавил полковник Тибор Фратер. Ухудшение погодных условий и сильный износ матчасти итальянского производства свели боевую активность 2-го АС к минимуму. В особенно сложную ситуацию попали бомбардировщики. Са-135 оказались крайне ненадежными машинами, и командование венгерских ВВС отказалось от закупки новой партии этих самолетов. Оказывая поддержку союзнику, немцы постарались оснастить мадьяр своей техникой. В начале месяца одно звено 4/1 БАЗ было направлено в Полтаву для переучивания на Не-111 (пять этих самолетов немцы передали из состава KG 27 Boelcke). Но вскоре поступила информация, что эскадрилья получит более совершенные Ju-88, и «Хейнкели» были возвращены люфтваффе.

В начале октября 1/1 ИАЭ рассталась с пришедшими в негодность «Фалько» и взамен получила 12 истребителей-бомбардировщиков Bf-109F-4B, после чего ее подчинили III-й группе 52-й истребительной эскадры люфтваффе. Интенсивность полетов была низкой. Летчики 1/1 и 2/1 ИАЭ выполнили несколько заданий и сбили четыре самолета. При этом лейтенант Имре Панчел довел свой счет до пяти побед (из них 2 — на Bf-109), стал наиболее результативным пилотом 1-й АГ/2-го АС.

Несколько боевых вылетов совершили экипажи разведэскадрилий. Им приходилось сталкиваться с советскими истребителями, и стрелкам 1/1 ЭДР удалось сбить четыре самолета. 25 октября 3/2 ЭБР боевую работу прекратила, и вскоре ее отправили домой. За время пребывания на фронте эта часть потеряла только один Не-46.

Завершился октябрь последним боевым вылетом уцелевших «Капрони». Шесть Са-135 нанесли удар по концентрации советских войск в районе населенного пункта Свобода. Над целью самолеты встретили сильный зенитный огонь, и в результате прямого попадания снаряда одна из машин взорвалась в воздухе. Экипаж погиб. После этого задания 4/1 БАЗ вернули в Венгрию. Всего за кампанию 1942 г. эскадрилья совершила 282 боевых вылета и сбросила 326 т бомб.

В ноябре боевая деятельность авиасоединения была почти нулевой. Летали только транспортные самолеты и два «Хейнкеля» 1/1 ЭДР, совершавшие курьерские рейсы. Остальные машины этого подразделения были возвращены немцам либо отправлены в ремонт.

В декабре в составе 2-го АС произошли изменения. В Венгрию убыло управление 1-го ИД и 2/1 ИАЭ. Им на смену прибыли 5/I ИД (командир -майор Аладарь-де-Хеппеш), состоявший из 5/2 ИАЭ, которая располагала одиннадцатью Re-2000 и одним курьерским «Арадо» Аг-96. Поскольку это подразделение получило «Реджьяне» незадолго перед отбытием на фронт, то в помощь ему оставили технический состав и четырех пилотов 2/1 эскадрильи. 1/1 ЭДР получила четыре разведчика Ju-88D. Самолеты были не в лучшем техническом состоянии, что вызвало нарекания летчиков. Тем не менее, подразделение продолжало выполнять разведывательные и курьерские полеты. Силы 2-го АС на 1 января 1943 г. указаны в таблице.

В первые дни нового 1943 г. погода выдалась неблагоприятной, но мадьяры изредка вылетали на задания. Так, 4 января один Bf-109F совершил налет на позиции советских войск в районе Новой Калитвы. На следующий день подобную акцию провела тройка «Мессершмиттов». 11 января четыре самолета 1/1 ИАЭ под прикрытием трех Re-2000 появились над Урывом. Зенитным огнем был сбит Bf-109 (борт V-004). Летчик лейтенант Имре Панчел погиб. Еще один «Мессер» получил повреждения и совершил вынужденную посадку.

Зимняя катастрофа

12 января началось наступление войск Воронежского фронта против сил 2-й армии. Вскоре мадьяры были наголову разбиты, потеряв 148000 человек убитыми, ранеными и пленными. От этой катастрофы Венгрия не смогла оправиться до конца войны и уже никогда не выставляла группировки, по численности и боевой способности равной погибшему объединению.

2-е АС смогло оказать своим войскам весьма слабую поддержку. 1/1 ЭДР, имея всего три исправных самолета, 12 января выполнила один вылет на разведку. 1/1 ИАЭ в этот же день Осуществила два налета на советские войска в районах Свобода и Селявное, в которых участвовало по одному Bf-109, прикрываемых парой Re-2000. За весь январь 5/2 ИАЭ совершила всего 20 самолето-вылетов, налетав немногим более 28 часов.

Отступая под ударами советских войск, эскадрильи главным образом перебазировались и эвакуировали все, что можно было забрать с собой. 14 января FW-58 и Ju-86 совершили четыре рейса, перебрасывая имущество одного из звеньев 1/1 ИАЭ с аэродрома Россошь на аэродром Иловское. К 16 января на этой базе собралось много венгерских самолетов, в том числе и основные силы 5/2 ИАЭ. Аэродром был уже окружен советскими войсками, а «теплолюбивые» моторы итальянских истребителей в тридцатиградусный мороз никак не запускались. Смогли улететь в Уразово лишь «Мессершмитты», да транспортные самолеты эвакуировали в тыл до сотни раненых. Всю оставшуюся авиатехнику пришлось уничтожить. 18 января вместе с застрявшими на аэродроме наземными частями авиаторы прорвались через окружение и вскоре соединились со своими войсками. 19 января советские войска захватили Уразово. Все, что смогло улететь, улетело в Харьков или Старый Оскол. Остальное взорвали на земле.

К концу месяца полеты совершала только 1/1 ЭДР: «Хейнке-ли» выполняли курьерские рейсы, а «Юнкерсы» летали на разведку. В феврале эскадрилья получила от немцев девять Ju-88,

Потери Венгерских ВВС в январе-феврале 1943 г.
Тип самолета Количество потерянных Бортовые коды Примечания
Re-2000 11 V-410, 412, 435, 439, 440, 442, 443, 458, 459, 470*. *Взорваны. Машина с неизвестным кодом разбилась 16.01.1943 г.
Bf-109F 10 V-001, 002, 005, 006, 008, 009, 010*, 004**, 013 и 014*** * Взорваны,
** Сбит,
*** Разбились
Ju-88D 4 F902*, 903, 912 и 913** * Поврежден в бою и разбился при посадке.
** Уничтожены на земле
Ju-86 2 В-308 и 386 Автору встречались данные о потере еще двух Ju-86
FW-58 2 G-251 и 227. Взорваны
Ar-96 5 G-404, 407, 437, 438, 525 Взорваны
Bu-131 2 I -415 и 417 Взорваны
Fi-156 3 R-108 и 109. RV+ZT. Взорваны
Итого 39 С учетом дополнительных данных, потери составили 41 самолет


1/1 ИАЭ долго оставалась на земле, поскольку ее самолеты были уничтожены, а три или четыре уцелевших «Мессершмитта» переданы для освоения 5/2 ИАЭ. Активность это подразделение начало проявлять только со второй половины февраля после получения от немцев очередной партии из четырнадцати Bf-109F. Всего за январь-февраль 1943 г. эскадрилья совершила 80 самолето-вылетов, налетав около 73 часов.

Зимние бои подвели черту под донским походом гонведов2. Итоги оказались нерадостными. Потери ВВС в январе — феврале 1943 г. (см. таблицу) превысили те, что были понесены за все второе полугодие 1942 г. Всего за кампанию лета 1942 г. — зимы 1943 г. венгерские ВВС потеряли не менее 62 самолетов. Среди личного состава погибло 36 человек, пропало без вести — 46, заболело — 7, ранено — 36, обморозилось — 32.Части и подразделения 2-го АС были разбросаны по Украине (Киев, Борисполь, Винница, Конотоп, Харьков, Полтава). Люди находились под моральным прессом поражения. Будущее выглядело мрачно.

Примечания:
1 Товарищи по оружию (нем.).
2 Так иногда называют венгерских военных (венгерское слово «honved»).


ВВС Венгрии в 1943-44 годах



Под пятой Геринга

Зимнее поражение под Сталинградом повергло Венгрию в шок, и в ее руководстве появились люди, задумывавшиеся о выходе из войны. Но жесткие требования Германии сделать все возможное для реванша привели к тому, что Будапешт продолжал вносить свой скромный вклад в военные усилия рейха.

В 1943 г. на венгерских заводах началось серийное производство истребителей Bf 109G, Me 210 и двигателей к ним. Но в первую очередь эта продукция шла для люфтваффе, и лишь в январе 1944 г. 2/1 ИАЭ получила Bf 109. Примерно в то же время Me 210 начали поступать и в 5/1 ИАЭ.

Части и подразделения ВВС, располагавшиеся на территории страны, имели на вооружении в основном устаревшую технику. Исключение составляла 2/1 ИАЭ, получившая 12 истребителей отечественного производства Heja-2. Еще 35 машин этого типа были рассредоточены по различным аэродромам Венгрии.

В организации ВВС произошли очередные изменения, после которых на фронте к 1 марта 1943 г. находились следующие силы. 1-й ДДР (командир — майор Эндре Ковач) в составе 1/1 ЭДР Merfoldes csizma, которой командовал майор Адорьян Мерших. Она имела два Не 111Р-6, девять Ju 88D1 и один Вu 131. «Хейнкели» выполняли курьерские полеты, а на разведку летали «Юнкерсы». Один Не 111 и один Do 215B находились на ремонте в Германии и по одной машине указанных типов — в Венгрии.

Истребительные части были представлены 5/I дивизионом в составе 1/1 ИАЭ и 5/2 ИАЭ. 1/1 ИАЭ Dongo имела девять Bf 109F, командовал ею капитан Дьердь Уйсась. 5/2 ИАЭ Puma располагала всего двумя Bf 109F, но в Умани переучивалась на более соТеги: Королевство Венгрия, венгерские войска, Исследования и аналитика

Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.