Краткая библиографическая справка


ФЛОРОВСКИЙ Георгий Васильевич

(28.8.1893, Елизаветград — 11.8.1979, Принстон, США) — философ и богослов. Родился в семье священника. В 1894 семья Флоровского переселилась в Одессу, где отец Флоровского в 1905 стал настоятелем кафедрального собора. В 1911 с золотой медалью окончил 5-ю городскую гимназию и поступил на историко-филологический факультет Новороссийского университета в Одессе. В 1912 дебютировал в научной прессе. В университете Флоровский испытал сильное влияние философии Ш.Ренувье и У.Джемса, а также марбургской школы неокантианства. В 1913 Флоровский получил серебряную медаль за студенческую работу по классической филологии “Разработка мифа об Амфитрионе в древней и новой драме”. В 1916 — золотую медаль за философскую работу “Современные учения об умозаключениях”. В 1916 по окончании университета был оставлен при кафедре философии и психологии для подготовки к профессорскому званию и до 1919 готовился к магистерскому экзамену, преподавая в одесских гимназиях логику и философию. В октябре 1919 по прочтении пробных лекций на факультете занял должность приват-доцента.

В конце 1919 вместе с семьей эмигрировал из России и в январе 1920 обосновался в Софии. Первое время давал частные уроки детям, выполнял техническую работу для русско-болгарского издательства. Одновременно работал над диссертацией о Герцене. Принимал активное участие в Русском Религиозно-философском обществе. В это время Флоровский сблизился с П. СавицкимН.Трубецким и П.Сувчинским и стал одним из основателей евразийства. Опубликовал ряд статей в первых евразийских печатных изданиях, которые положили действительное начало его писательской деятельности. В декабре 1921 переселился в Прагу, где с осени 1922 начал читать курс истории русской литературы в Высшем Коммерческом институте, а зимой приступил к исполнению обязанностей ассистента профессоров П.НовгородцеваН.Алексеева и доцента Г.Гурвича в семинаре “Философия закона и государственный закон” на Русском юридическом факультете при Пражском университете. Здесь же в Праге 27.4.1922 Флоровский обвенчался с Ксенией Ивановной Симоновой, выпускницей Бестужевских курсов, талантливой художницей и переводчицей, которая на протяжении 55 лет была его верной спутницей.

3.6.1923 состоялась защита докторской диссертации Флоровского. “Историческая философия Герцена”, вызвавшая острые дискуссии (офиц. оппоненты Н.ЛосскийП.СтрувеВ.Зеньковский). После присвоения Флоровскому звания доктора наук он занял должность приват-доцента на кафедре истории философии права Русского юридического факультета; читал курс “Платон и Аристотель”, вел практические занятия. Как автор статей и рецензий активно сотрудничал в крупнейших журналах эмиграции — “Русская мысль”, “Путь”, “Современные записки”. За время пребывания в Праге опубликовал более десятка статей и эссе, преимущественно по историко-философским проблемам. Среди наиболее значимых — “К обоснованию логического релятивизма”, “К метафизике суждения”, “Метафизические предпосылки утопизма”. Весной-осенью 1923 начался его отход от евразийства. Почувствовав в евразийстве властные и “геополитические” амбиции, Флоровский обвинил евразийцев в измене первоначальным принципам движения. Выдвигая приоритет “православия и культуры”, Ф. не мог смириться ни с политизацией евразийства, ни с общей “национал-большевистской” ориентацией его лидеров. Размежеванию Флоровский с евразийством способствовали его личный конфликт с Савицким и сближение с С.Булгаковым, который стал его “духовным отцом”. Осенью 1923 последний пригласил Флоровского (вместе с другими евразийцами) к участию в Братстве Св.Софии, объединившем большинство русских религиозных мыслителей старшего поколения. Вступление в Братство окончательно развело Флоровского с евразийцами.

В 1926 Флоровский обосновался в Париже и по приглашению С.Булгакова занял место профессора патрологии в Православном Богословском институте. Интерес к патрологии возник у Флоровского еще в Одессе, но к ее серьезному исследованию он смог приступить лишь в Праге в 1924, обнаружив, что патрология была его “истинным призванием”. В Богословском институте Флоровский также преподавал греческий язык и вел курс введения в философию; немалой была роль Флоровского в создании институтской библиотеки. Религиозные и богословские темы доминировали в творчестве Флоровского начала 30-х, среди них особое значение имеют его “Богословские очерки” и книги “Восточные Отцы IV-го в.” (Париж, 1931) и “Византийские Отцы V-VIII вв.” (Париж, 1933), в основу которых легли лекции, прочитанные в Богословском институте. Эти книги в полной мере демонстрируют достоинства исследовательского поиска Флоровского: беспристрастный анализ первоисточников, богатство фактического материала, продуманные обобщения на фоне широкой исторической перспективы. Начиная с 1933 по инициативе Н.Зернова Флоровский в летние месяцы выезжал в Англию для чтения в колледжах лекций по истории православной церкви, положению русской церкви в СССР. В 1937 в Париже вышла самая известная крига Флоровского — “Пути русского богословия”, ставшая фактически очерком русской интеллектуальной истории, особенно важным в заключительной своей части, повествующей о философски-общественных направлениях начала XX в. В 1939 Флоровский был избран член-корреспондентом Русского академического института в Белграде.

Наряду с научной и преподавательской деятельностью Ф. с конца 20-х активно участвовал в экуменическом движении. В 1928 он вступил в Братство Св.Сергия и Св.Албания. С 1929 и до войны выступал с докладами на всех его ежегодных конференциях, с 1936 был соиздателем его журнала — “Соборность”, в 1937 избран вице-президентом Братства (оба эти поста он сохранял вплоть до начала войны). Вместе с тем Флоровский сыграл видную роль в Русском студенческом христианском движении (РСХД): писал статьи для “Вестника РСХД”, участвовал в различных конференциях движения, в частности, был главным докладчиком на конгрессе РСХД в 1931 (Латвия). После своего рукоположения в сан священника (1932, обряд совершен митрополитом Евлогием вел службу в часовне РСХД (это было его первым местом отправления церковной службы). Флоровского приглашали на авторитетные церковные форумы: 1-й конгресс православных богословов в Афинах (29 нояб.—4 дек. 1936), 2-ю конференцию Веры и Церковного устройства (3-18 авг. 1937, Эдинбург).

Начало 2-й мировой войны застало Флоровских в Швейцарии, затем в 1941 они обосновались в Белграде, где и оставались до осени 1944. Флоровский преподавал в гимназиях, был священником. С занятием Белграда войсками Б.Тито решил переехать в Чехословакию. С большим трудом в ноябре 1944 он с женой добрался до Праги, однако с приходом Красной армии они отказались от намерения задержаться здесь у родственников; возник план вернуться во Францию. Между тем выезд на Запад для русских эмигрантов представлял значительные трудности, понадобились официальные обращения к президенту Бенешу, а также известная доля везения, прежде чем в декабре 1945 на дипломатическом самолете Флоровские вылетели в Париж.

Весной 1946 Флоровский возобновил преподавание в Богословском институте (догматика и моральное богословие). Одновременно он часто выезжал с чтением лекций в ведущие университетские центры Европы: Дублин, Ааргус, Лунд (1946), Оксфорд, Кэмбридж (1947), Марбург, Майнц, Тюбинген, Гейдельберг (1948). Флоровский вернулся также к своим многочисленным обязанностям в рамках экуменического движения: принимал участие в ежегодных конференциях Братства Св.Сергия и Св.Албания; выступал на ежегодных конгрессах РСХД; был переизбран в Комиссию движения Веры и Церковного устройства; числился среди активных участников совещаний Временного комитета по подготовке созыва Всемирного Совета Церквей, проходивших на протяжении 1946-48 в Женеве. На Флоровский была возложена почетная миссия выступить в качестве представителя православной церкви на открытии 1-й ассамблеи Всемирного Совета Церквей в Амстердаме (22.8.1948). Он был избран в состав Центрального комитета и Исполнительной комиссии Совета. В это время деятельность Флоровский-богослова приобретает международную известность.

В сентябре 1948 отбыл в США, где получил место профессора догматического богословия и патрологии, а вскоре стал и деканом Свято-Владимирской духовной академии в Нью-Йорке (до 1955). Одновременно Флоровский преподавал богословие в Колумбийском университете (1951-53), был адъюнкт-профессором восточной православной истории и богословия Объединенной богословской семинарии (1951-56), а также адъюнкт-профессором патрологии и догматического богословия в Греко-православной богословской школе Бруклина (шт. Массачусетс, 1955-65), вел курс в Бостонской университетской Школе богословия (1954-55), преподавал историю русской общественной мысли и церковную историю на кафедре Дальнего Востока в университете Вашингтона (лето 1961); регулярно читал лекции во многих университетах и колледжах Америки. С 1956 по 1964 Флоровский — профессор восточной церковной истории в Гарвардском университете. В 1950 Бостонский университет присудил ему звание honorary doctorate (S.T.D.).

За годы пребывания в Америке Флоровский опубликовал более 50 работ. Оставаясь штатным профессором, Флоровский писал преимущественно проповеди, эссе по догматическому богословию и вопросам экуменического движения. Позднее он вновь обратился к волновавшим его темам истории русской религиозной культуры и отцов церкви.

В 50-е Флоровский по-прежнему занимал ведущие позиции в экуменическом движении. Он неизменно принимал участие во Всемирных конференциях движения Веры и Церковного устройства, в ежегодных заседаниях Комитета движения. Флоровский был среди делегатов на ассамблеях Всемирного Совета Церквей, являлся одним из деятельных членов руководящих органов Совета. По отзыву Н.Лосского, “из всех современных русских богословов О.Георгий наиболее ортодоксален: он стремится строго придерживаться Священного Писания и святоотеческого предания”. В конце 1954, в знак признания его заслуг, Флоровский был избран президентом Национального совета Церквей в США. Много усилий приложил Флоровский по организации православного студенческого движения в США: содействовал созданию Братства студентов в Колумбийском университете (1950), которое послужило примером для подобных Братств в Пенсильванском, Йельском, Бостонском и др. университетах. Не удивительно поэтому, что на объединительной конференции православных Братств Новой Англии, учредившей федерацию православных студенческих колледжей Новой Англии, главным докладчиком выступал Флоровский. Почти четверть века Флоровский вел многоплановую, чрезвычайно напряженную экуменическую деятельность. Однако годы брали свое. В 1961 он вышел из состава Центрального комитета и Исполнительной комиссии Всемирного Совета Церквей, оставив за собой лишь членство в Комитете движения Веры и Церковного устройства.

В июне 1964 Флоровский вышел на пенсию, оставил Гарвард и переехал в Принстон, где работал приглашенным профессором на кафедре славистики и богословия: вел семинары по истории славянской литературы, русской религиозной мысли и патрологии. Контракт с ним пролонгировался в течение 8 лет (до 1972), но и позже Флоровский не оставил работу: Принстонский богословский семинарий предоставил ему стипендию, и в качестве приглашенного лектора он преподавал церковную историю.

Научная, преподавательская и экуменическая деятельность Флоровского принесли ему широкую известность и высокий авторитет в церковных кругах Запада. Идеи Флоровского оказали значительное влияние на западную славистику и привлекли устойчивое внимание славистов к истории русской философии XX в.

Источник: Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть ХХ века. Энциклопедический биографический словарь. М.: Российская политическая энциклопедия, 1997. – С.653-655.

Книги