Краткая библиографическая справка


Василий Васильевич Зеньковский 

родился в 1881 г. Он был доцентом в Киевском университете. С 1925 г. был про­фессором философии и психологии в Православной богослов­ской академии в Париже, а в 1942 г. принял священство.

Основные работы Зеньковского: «Проблема психической причинности», 1914; «Иерархическая структура души» (в «Научных трудах Русского народного университета, II, Пра­га, 1929); «Die religiose Erfahrung» в «Dеr Russische Gedanke», II, 1930 («Религиозный опыт», «Русская мысль», II, 1930); «Преодоление платонизма и проблема Божественной мудрости в сотворенном мире», журнал «Путь», XXIV, 1930; «Об образе Бога в человеке», в сборнике «Православная мысль», II, Париж, 1930; «Вопросы воспитания в свете хри­стианской антропологии», УМКА пресс, Париж, 1934; «Проб­лема космоса в христианстве» — в сборнике «Живая тради­ция. Основные принципы христианской космологии»; «Исто­рия русской философии», в двух томах.

На основании тщательного исследования проблемы пси­хической причинности Зеньковский делает вывод, что подоб­ного рода причинность является фактом, и широко использует это в своих последующих работах.

В своей статье о религиозном опыте Зеньковский понимает опыт как содержание сознания, которое может быть описано как «данное», которое обусловлено взаимодействием между субъектом и объектом и связано с объектом. Он выступает против Дюргейма, Фрейда и др., пытавшихся рассмотреть религиозный опыт как нечто производное от других форм опыта. Так, Дюргейм выводит его из опыта общественных связей. Однако этот опыт уже содержит в себе религиозный элемент.

Необходимо допустить, что в сознании должны быть най­дены религиозные данные, которые не являются производны­ми и могут быть объяснены только взаимодействием между субъектом и транссубъективным принципом. Что касается природы этого принципа, она дана в мистическом опыте как невыразимое в понятиях всеохватывающее целое. Это при­водит многие религиозные умы к истолкованию опыта в пан­теистическом духе.

Человечество, однако, не удовлетворяется этой формой религиозного опыта; некоторые люди обладают также опытом общения с высшим принципом как личным или сверхличным существом, которое раскрывает себя через слово и откро­вение как сверхкосмический, трансцендентальный принцип. Правда, откровения, многочисленны и до известной степени противоречат друг другу, но это не доказывает, что они субъ­ективны, точно так же как существование галлюцинаций и иллюзий не вынуждает нас рассматривать все чувственные восприятия как ложные.

Зеньковский преодолевает противоречия между пантеи­стическим и теистическим религиозным опытом, истолковы­вая теистический опыт как ошибочное представление о соз­данном божественной мудростью аспекте мира как о самом Боге. Не отбрасывая полностью концепцию Трельча (Тrоeltsch) об особом религиозном a priori, он отмечает, что эта концепция не может быть развита в пределах системы имма­нентной философии: трансцендентальные функции не порож­дают содержание опыта, а могут осуществляться только в связи с данными, указывающими на транссубъективный источник.

Зеньковский утверждает, что душа имеет иерархическую структуру и что высший ее элемент «сердце», понимаемое в соответствии с христианской антропологией как жизнь чув­ства, которая устанавливает духовную связь с Богом и боже­ственными основами мира.

При рассмотрении проблем христианской космологии отец Василий выступает против акосмизма, пантеизма и атеисти­ческого натурализма. По его мнению, этих ошибочных теорий можно избежать только в том случае, если мы будем иметь правильное представление о сотворении мира Богом. Следуя за отцом Сергием Булгаковым, хотя и значительно видоизменяя его учение, Зеньковский разрабатывает теорию о боже­ственной Софии и тварной Софии.

Божественная София, мудрость Бога, есть совокупность идеи о мире хобио vorprg (постижимый космос), божественная концепция мира. Идеи, лежащие в основе космических процессов, суть тварная София, идеи в Боге связаны с идеями в мире как «первичные образы» с «образами». Во избежание путаницы отец Василий называет «идеями» только первичные образы, а образы называет «Логосами»; он имеет в виду учение стоиков и отцов церкви о сперматическом Логосе («Основные проблемы», 65). Мировой дух содержит Логосы в их единстве. Концепция мирового духа была дискредитирована в глазах многих отцов церкви своей связью с пантеизмом. Однако в действительности эта концепция может быть разработана и без помощи пантеизма и употребляться для преодоления механистического натурализма (60).

Акосмизм и окказионализм могут быть опровергнуты только в том случае, если мы признаем существование в мире активной, хотя и сотворенной субстанции (73). Отец Василий различает два рода деятельности: эмпирические и субстанциональные причинные корреляции (causae ad fieri и cacsae ad esse схоластов). Эмпирическая причинность проявляется в переходе от одного события к другому, а субстанциальная причинность полностью охватывает цельный цикл бытия сущности (66).

Учение о сотворении мира Богом заставляет нас, по мне­нию отца Василия, допустить, что время существует в Боге, так как идея, будто время берет свое начало в мире, «ведет нас к вопросу о времени, существовавшем до начала настоя­щего времени» (69).

Отец Василий утверждает, что стремление некоторых те­ологов истолковывать всякую деятельность как исходящую от Бога и объяснять все хорошее в человеке исключительно действиями Бога в нем приводит к акосмизму и окказионализму. Этих заблуждений можно было избежать, только признав существование активных сотворенных субстанций и активной природы божественного образа в человеке.

Исследование Зеньковским проблей христианской космо­логии представляет большую ценность; однако невозможно согласиться с ним, будто идея начала мира и времени в нем вынуждает нас признать существование времени в Боге до со­творения мира. Слово «начало» не всегда означает появление процесса А после процесса В; оно может также означать первые моменты процесса А.

Источник: Лосский Н.О. История русской философии (1951). Глава XXVI. Новейший период развития русской философии. 

Зеньковский Василий Васильевич 

(4.7.1881, Проскуров, ныне Хмельницкий, — 5.8.1962, Париж), русский религиозный философ и историк философии. Профессор психологии Киевского университета (с 1915). В 1918 министр вероисповеданий в правительстве гетмана Скоропадского. С 1919 белоэмигрант, профессор Русского православного института в Париже (с 1926). В 1942 принял сан священника. Взгляды З. в целом сформировались под влиянием религиозных исканий Н. В. Гоголя и Л. Н. Толстого и в особенности философского учения В. С. Соловьева. Основные работы З., получившие наибольшую известность на Западе, посвящены истории русской философии, подлинность и своеобразие которой он усматривает в её религиозной устремлённости, в преобладании историософских и этико-антропологических тем, сводя её по существу к религиозно-идеалистическому направлению; рус. материализм трактуется З. как извращённая форма религиозного сознания. З. выступал как идейный противник марксизма-ленинизма.

Соч.: Проблема психической причинности, К., 1914; Психология детства, Лейпциг, 1924; Проблемы воспитания в свете христианской антропологии, Париж, 1934; История русской философии, т. 1—2, Париж, 1948—50; Русские мыслители и Европа, 2 изд., Париж, 1955; Апологетика, Париж, 1957; Н. В. Гоголь, Париж, 1961; Основы христианской философии, т. 1—2, Париж, 1961—64.

Лит.: Против современных фальсификаторов истории русской философии, М., 1960; История философии в СССР, т. 4, М., 1971 (см. именной указат.).

А. П. Поляков.

Большая советская энциклопедия, 1969 — 1978 гг, в 30 томах. 

ЗЕНЬКОВСКИЙ Василий Васильевич 

(р. 1881) – реакц. философ и теолог, белоэмигрант (с 1919). Доцент, затем проф. (с 1915) Киевского ун-та. С 1925 – проф. Православной богословской академии в Париже; в 1942 принял сан священника. 
Критикуя "справа" психофизический параллелизм ("Проблема психической причинности", К., 1914), З. отстаивает "теорию" психофизич. взаимодействия, осн. началом к-рого является, по З., психическое, направляющее эволюцию "органического" тела. Основу взглядов 3. составляет мистицизм, близкий по своей филос. окраске персонализму. В гносеологии З. – эмпирич. интуитивист; признание "идеирующей абстракции" сближает его с Гуссерлем. Кризис капитализма для З. – это "мировой кризис" ("Православие и культура", Берлин, 1923, с. 15, 3, 4, 5). Спасение З. видит в православии, к-рое якобы способно обновить жизнь людей. Тупик, в к-рый, по мнению З., зашла наука при разрешении проблем личности, объясняется З. именно антирелигиозностью науки ("Apologetika", P., 1958).
Свою историко-филос. концепцию З. строит на основе превращения философии в придаток теологии (проблема секуляризма). Он полагает, что философия рождается из недр религ. мировоззрения. Метод изложения З. состоит в том, чтобы описать темы, определявшие творчество к.-л. мыслителя и те "интуиции..., которые направляли это творчество" ("История русской философии", в 2 тт., т. 2, Париж, 1950, с. 463). Особенностью рус. философии З. считает то, что она будто бы никогда не порывала с религией и ее построения озарены светом православия. З. извращает материалистич. учения рус. философии и науки, особенно революц.-демократич. идеологию ("О мнимом материализме русской науки и философии", Мюнхен, 1956); он злобно клевещет на марксизм-ленинизм, на социалистич. строй.

Соч.: Современное состояние психофизической проблемы, К., 1905; Социальное воспитание, его задачи и пути, М., 1918; Психология детства, Лейпциг, 1924; Об иерархическом строе души, в кн.: Научн. тр. Рус. нар. ун-та в Праге, т. 2, Прага, [1929]; Проблемы воспитания в свете христианской антропологии, Париж, 1934; Знание и вера, в сб.: Православие в жизни, Нью-Йорк, 1954; Русские мыслители и Европа, 2 изд., Париж, [1955]; Aus der Geschichte der ästhetischen Ideen in Russland im 19 und 20 Jahrhundert, s'Graven-hage, [1958].

Лит.: История философии, т. 4, M., 1959 (См. Именной указатель); Против современных фальсификаторов истории русской философии, М., 1960.

А. Поляков.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970. 
 

ЗЕНЬКОВСКИЙ Василий Васильевич

(4.7.1881, Проскуров, Подольской губ. — 5.8.1962, Париж) — религиозный философ, историк философии, психолог и церковно-общественный деятель. Отец 3еньковского был педагогом и одновременно церковным старостой, дед — священником.

В январе 1920 3еньковский покинул Россию. В эмиграции вначале был профессором философии в Белградском университете сразу на двух факультетах — богословском и философском (1920-23). В Белграде 3еньковский стал членом студенческого православного кружка (по приглашению студентов). В 1923 брат 3еньковского, живший в Праге, добился его приглашения во вновь организованный Русский педагогический институт, где 3еньковский занял кафедру экспериментальной и детской психологии, а позднее возглавил весь институт. В 1923 3еньковский принял активное участие в съезде русских эмигрантских кружков молодежи. Съезд положил начало Русскому студенческому христианскому движению, председателем которого 3еньковский был избран в 1924 и оставался им до самой смерти. В 1926 чешское правительство прекратило субсидию Педагогическому институту, и 3еньковский, воспользовавшись полученной им Рокфеллеровской стипендией, поехал в США для изучения постановки там религиозного воспитания; пробыл в Америке 9 месяцев. По возвращении, летом 1927, обосновался в Париже (где прожил всю оставшуюся жизнь), являясь профессором Богословского института.

В 1939 за день до объявления войны французские власти арестовали 3еньковского и без суда, следствия и даже обвинения заключили в Центральную тюрьму в Париже, где он провел 40 дней в одиночной камере, после чего был отправлен в лагерь: здесь, несмотря на заступничество ученых и церковных деятелей, пробыл 14 месяцев, стараясь нравственно поддерживать заключенных. Пребывание в одиночной камере и в концлагере привело 3еньковского к решению принять священство, и в марте 1942 он был рукоположен митрополитом Евлогием (позднее Евлогий полагал сделать 3еньковского епископом, своим преемником, но 3еньковский отказался — по природному смирению, нелюбви к парадной стороне епископской деятельности и по состоянию здоровья).

В 1948 получил степень доктора за монографию “История русской философии” (2 тт. Париж, 1948-50). Во Франции 3еньковский занимался церковно-общественной, научной и педагогической деятельностью. Участвовал в работе нескольких организаций, но прежде всего Русского христианского студенческого движения. Движение включало не только студентов, но интеллигентов всех возрастов. 3еньковский говорил: члены движения студенты, т.к. стремятся к просвещению. Он мыслил движение как живую силу церкви, которая формирует церковную интеллигенцию, задача которой — построение православной культуры: был убежденным сторонником аполитичности церкви. Другая важная сторона деятельности 3еньковскиого — работа в Парижском Богословском институте, где он преподавал философию, психологию, педагогику, апологетику и историю религии; пользовался большим личным влиянием в совете профессоров; играл важнейшую роль в финансовой жизни института — составлял бюджет, следил за его исполнением, хлопотал о деньгах и т.п. Институт сыграл большую роль в истории православного богословия, сохранив традиции русской богословской школы.

Взгляды 3еньковскиого в целом сформировались под влиянием религиозных исканий Н.Гоголя, Л.Толстого и философского учения Вл.Соловьева. Основные работы 3еньковского посвящены истории русской философии, своеобразие которой он видел в ее религиозной устремленности, в преобладании историософских и этико-антропологических тем; русский материализм 3еньковского рассматривал как извращенную форму религиозного сознания. Был пионером в создании христианской антропологии — христианской науки о человеке.

3еньковский был духовным отцом множества людей; он обладал даром “душеводительства и душепопечения”, и к нему тянулись страдающие люди, которым он помогал разобраться в запутанности их внутреннего мира, давал советы по самым разнообразным вопросам — семейной жизни, воспитания детей, научным проблемам и др. Воспоминания современников добавляют штрихи к портрету этого замечательного человека: по самосознанию он был “русским украинцем” — т.е. считая себя украинцем, рассматривал украинский народ как ветвь русского народа; украинского языка не знал, говорил по-русски, но с типичным южным акцентом: свободно владел французским, немецким, английским языками; по складу ума считал себя историком, т.к. любое явление старался понять и оценить в исторической перспективе; по политическим убеждениям был конституционным монархистом: был очень предан семье всю жизнь помогал родным, особенно матери, которая после революция осталась в России; был не просто семьянином, но вообще почитателем семейного начала, видя в семье дарованную Богом полноту жизни: всегда жил в бедности, но имел все необходимое — пропитание, деньги на покупку книг, поездки, подарки, лечение (всегда в обрез!); отличался редкой душевной добротой, никому не отказывал в помощи; советы давал мягкие, всегда стремился всех “понять и простить”. Знал за собой “пассивное отношение к своей судьбе”, “неумение, а потому нежелание “строить свою жизнь”. Однако в старости писал: “Оглядываясь на прожитую жизнь, я вижу в ней какую-то логику, рисунок, который был создан не мною, но выявлению которого содействовало мое пассивное отношение к судьбе”.

В июне 1962 3еньковский перенес операцию по удалению желчного пузыря и камней желчного протока, после чего развилось осложнение в виде уремии, приведшее к смерти. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в Париже.

Источник: Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть ХХ века. Энциклопедический биографический словарь. М.: Российская политическая энциклопедия, 1997. – С.251-252.

ЗЕНЬКОВСКИЙ Василий Васильевич 

[4 (16) июля 1881, Проскуров, ныне Хмельницкий — 5 августа 1962, Париж] — русский философ, богослов и религиозный деятель, педагог и литературовед. Родился в семье учителя. Окончив гимназию в Киеве, поступил в Киевский университет Св. Владимира, в котором учился на естественно-математическом и историкофилологическом факультетах. В 1913—14 учился за границей (в Германии, Австрии и Италии). По возвращении на родину стал профессором психологии Киевского университета. В 1918 занимал пост министра вероисповеданий в правительстве гетмана П. П. Скоропадского. В 1919 принимал деятельное участие в работе Украинского православного собора. В том же году эмигрировал, сначала в Югославию, затем (в 1923) в Чехословакию, где был директором Педагогического института в Праге, в 1926 во Францию. С 1926 и до конца жизни Зеньковский был профессором Богословского института в Париже. В 1923—1927 возглавлял Педагогическое бюро по делам русской зарубежной школы, в 1927 редактор журнала “Вопросы религиозного воспитания и образования”. С 1923 по 1962 председатель Русского студенческого христианского движения. В 1944 после смерти о. С. Булгакова был избран деканом Богословского института. В 1942 Зеньковский принял сан священника (протоиерей).
Среди многообразных научных интересов Зеньковского, мировоззрение которого можно охарактеризовать как “православный универсализм”, центральное место занимает понятие “личности”, интерес к педагогике как “воспитанию личности” и повышенный интерес к русской классической литературе и русской философии. Но прежде всего и главным образом Зеньковский — христианский православный философ, еще в России начавший свою научную деятельность с решения проблемы “психической причинности”, которая в его трактовке превращается в ответ на вопрос “Как возникает в сознании человека идея Бога?”. Он приходит к выводу, что идея Бога, будучи “фактом сознания”, не может возникнуть ни из социального опыта человека, ни в сфере подсознания. Она может быть объяснена только при допущении взаимодействия между субъектом и трансцендентным объектом. Это т. н. мистический опыт, который разными людьми переживается по-разному. Есть и вовсе неспособные к нему люди, сознание которых Зеньковский впоследствии охарактеризовал как “окамененное нечувствие”. Из крупных мыслителей 19 в. таковы, напр., Л. Фейербах и К. Маркс “и те бесчисленные деятели современной мысли, которые берутся рассуждать о религиозной сфере, будучи сами религиозно опустевшими и одичавшими. Единственная связь их с подлинной сферой религии заключается в том, что они никак не могут оторваться от самой темы о религии и все занимаются то “историей религии”, то объяснением того, что психологически определяет обращение к религии у тех или иных людей и т. п.” (“Православная мысль”. Париж, 1951, в. 8, с. 44). С проблемой личности (ключ к которой дает то или иное решение психофизической проблемы) тесно связана проблема воспитания личности. Зеньковский — один из немногих русских мыслителей, которые в 20 в. разработали целостную философско-педагогическую систему.
Собственно философская система Зеньковского состоит из трех разделов: гносеологии, метафизики и учения о человеке (антропологии). В сфере гносеологии Зеньковский стоит на точке зрения, которую он называет “христоцентрическим пониманием знания”. Выстраивая свои концепции, Зеньковский идет по пути критики противоположных и близких ему взглядов, разоблачая первые и уточняя вторые, затем дает собственное понимание проблемы, после чего добытое таким образом положительное решение проблемы еще раз обосновывает с помощью христианского вероучения. Так, в гносеологии, преодолев односторонности учения С. Н. Трубецкого о “соборной природе человеческого знания” и немецкого трансцендентального идеализма, Зеньковский приходит к понятию “церковного разума”, согласно которому метафизическую опору познания нужно искать в понятии Церкви. “Это истолкование знания решительно отвергает принцип “автономии” разума, что требует пересмотра всех принципов современной науки” (История русской философии, т. 2, ч. 2. Л., 1991. с. 252). В метафизике Зеньковский, отказавшись от построений Вл. С. Соловьева, приходит к “отвержению” всяческих форм неоплатонизма. Его онтология — это прежде всего учение о тварности бытия, самобытный вариант софиологии (хотя в ряде пунктов Зеньковский следует за С. Н. Булгаковым); он разработал также собственный вариант космизма и учения о мировой Душе. В учении о человеке Зеньковский дает обобщающую формулировку тех психологических и педагогических идей, которые он разрабатывал в течение всей жизни. “Путь человека, — считает он, — на земле стоит под знаком “креста” (у каждого человека, по учению Господа, “свой” крест, что обеспечивает несравнимость и своеобразие каждой личности), т. е. внутреннего закона, по которому может быть восстановлена утраченная (хотя в основе и не разрушенная) цельность в человеке. Отсюда понятна центральность его моральной жизни; освобождение от власти “душевных” движений, одухотворение всего состава человека есть вместе с тем наша подготовка к торжеству вечной жизни в человеке. Все педагогические усилия, какие вообще осуществимы, должны быть направлены на то, чтобы юное существо могло “найти себя” и творчески преображать свой состав, какой оно в себе находит, как взаимодействие наследственности, социальных и духовных влияний” (там же, с. 253). Богословские взгляды Зеньковского изложены в книге “Апологетика” (Париж, 1957), в которой он ставит целью “во всех тех точках, где намечается действительное или мнимое расхождение знания и культуры с Церковью, показать, что правда христианства остается незыблемой” (“Апологетика”. Рига, 1992.с.11).
Особое место в творческом наследии Зеньковского занимает “История русской философии” — фундаментальное двухтомное исследование, изданное в Париже в 1948—50 и в 1953 переведенное на французский и английский языки. По охвату материала и глубине интерпретации это исследование до сих пор остается непревзойденным.
В первые годы эмиграции Зеньковский работал также над проблемами экономической жизни. В его архиве сохранилось две трети объемной рукописи книги (около 170 страниц из 684, к сожалению, утеряно) под названием “Общие законы экономической жизни”, которую он рассматривал как “введение к выработке целостной православной системы”.
Зеньковский — один из немногих русских религиозных мыслителей, работавший на стыке философии, богословия, педагогики, литературоведения, публицистики и сумевший построить целостную религиозно-философскую систему, не преступив той грани, которая отделяет все эти формы сознания и интеллектуальной деятельности друг от друга. Его творчество в полном объеме сохраняет свою актуальность.

Соч.: Русские мыслители и Европа. Париж, 1926; Дар свободы. Париж, 1928; О чуде. Париж, 1928; Н. И. Пирогов как мыслитель. Petseris, 1939; Наша эпоха. Париж, 1955; О мнимом материализме руссской философии. Мюнхен, 1956; Философские мотивы в русской поэзии (А. С. Пушкин — Ф. И. Тютчев — А. К. Толстой).— “Вестник Русского студенческого христианского движения”, 1959, № 52, 54, 55, 1961, № 61; Н. В. Гоголь. Париж, 1961 ; Основы христианской философии. Франкфурт-на-Майне, т. 1—2,1961—64; Общие законы экономической жизни.— “Вестник Русского студенческого христианского движения”. 1991, ¹ 161; Das Bild des Menschen in der östlichen Kirche. Stuttg., 1953; Grundlagen der orthodoxen Antropologie. Stuttg., 1953.

Лит.: Некрологи: “Вестник Русского студенческого христианского движения”, 1962, № 66—67; “Новый журнал”, 1962, № 70; Лосский Н. О. История русской философии. М-, 1991; Зернив Н. Русское религиозное возрождение 20 в. Париж, 1991 (библ.).

В. В. Сапов

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001. 

Книги