Оглавление

Исторический вестник. Том седьмой [154]. Литва, Русь и Польша XIII-XVI вв.

XIII–XVI столетия принципиально изменили карту Восточной Европы. Появление на ее просторах улуса Монгольской империи — Золотой Орды запустило процесс выдвижения новых политических центров. Одним из них стала Москва, но рядом с ней выросла другая Русь — Великое княжество Литовское и Русское, большая часть населения которого называлась «русскими» или «русинами» — но не считала себя «московитами». В средневековой Европе Литва сочетала воинственную центральную власть князей Гедиминовичей с широкими автономными правами отдельных земель и получила уникальный опыт конфессиональной и национальной терпимости.

В номере собраны работы исследователей, с разных сторон изучав-ших своеобразие литовской модели государственности и факторы, способствовавшие дивергенции систем общественно-политического устройства двух крупнейших государств Восточной Европы — Великого княжества Литовского и Московского царства. Редакция «Исторического вестника» предоставила возможность высказать свои позиции не только российским историкам, но и их коллегам с Украины, Белоруссии, Литвы и Польши — тех стран, которые считают себя преемниками средневековой державы Гедиминовичей.

А. Дубонис (Литва) показал, как грабительские походы литовских дружин превратились в завоевание соседних земель, и выделил две различные модели литовской экспансии — военную и мирную. Статья С.В. Полехова (Россия) посвящена восстанию в Смоленске в 1440 г. в контексте в целом успешного процесса интеграции Смоленщины: к началу XVI в. смоленские бояре, мещане и даже «черные люди» прочно ассоциировали себя с Великим княжеством Литовским. Е.В. Русина (Украина) попыталась оценить, как отвечает современная историография на вопрос: почему на руинах Древнерусской державы одновременно возникли столь непохожие друг на друга великие княжества Московское и Литовское, имевшие разную логику исторического развития? Д. Шульц и Р. Яворский (Польша) представили обзор трудов польских историков, посвященных ключевым в польско-литовских отношениях событиям — Кревскому акту 1385 г. и Люблинской унии 1569 г.

А.И. Груша (Белоруссия) постарался обобщить сведения и выявить специфику (децентрализацию и подвижность) различных видов архивов Великого княжества Литовского, рассеянных ныне по архивохранилищам нескольких государств. А.В. Казаков (Белоруссия) проследил судьбу московского выходца XVI века И.Т. Юрлова, чей жизненный путь можно считать примером успешной интеграции эмигранта в социум Великого княжества Литовского в условиях благоприятного для москвичей «социокультурного климата» этого государства. В.А. Воронин (Белоруссия) оценил, как развивались отношения между католиками и православными в Великом княжестве в конце XIV — середине XVI в., и показал, что католической элите не удалось добиться абсолютного превосходства. До серьезных конфликтов на религиозной почве дело не доходило — в обществе были выработаны эффективные механизмы разрешения возникавших на конфессиональной почве противоречий. Д. Шульц (Польша) изучил влияние московско-литовских войн на процесс объединения Великого княжества с королевством Польским.

Завершает номер рецензия С.В. Полехова на последнее издание документов Городельской унии Литвы и Польши 1413 г., посвящённая оценке реальных мер, направленных на интеграцию восточных регионов.
назад к книге Оглавление
страница
масштаб
поворот страницы
вид
скачать
Загрузка...