Календарь


Васнецов А.М. Около 1900 года. Вид на Кремль XVII века

царь Алексей Михайлович с представителями духовенства и думными людьми выслушал составленный комиссией проект Соборного Уложения, ставшего первым всеобъемлющим сводом законов Русского государства.


После этого текст Уложения был подписан царем, думными и выборными, и разослан в московские приказы и в воеводства по всей стране.

«Мысль составить Уложение, почин дела исходил от государя с тесным собором, т. е. правительственным советом, состоявшим из Освященного собора и Боярской думы. В грамотах, разосланных по областям летом 1648 г., было объявлено, что велено написать Уложенную книгу по указу государя и патриарха, по приговору бояр и по челобитью стольников и стряпчих и всяких чинов людей. Трудно догадаться, когда и как было представлено правительству это челобитье всех чинов, даже было ли когда-либо представлено. Говорить от имени всей земли было привычкой московских правительств, сменявшихся по пресечении старой династии. При новых царях челобитье "всяких чинов людей" сделалось стереотипной формулой, которой хотели оправдать всякое большое правительственное дело, не стесняясь точностью выражений: достаточно было какой-либо случайно составившейся группе людей разных чинов обратиться с ходатайством на государево имя, чтобы вызвать указ "по челобитью всех чинов людей". Приказная подделка под народную волю стала своего рода политической фикцией, сохранившейся для известных случаев доселе в виде пережитка с чисто условным значением. Достоверно то, что 16 июля 1648 г. государь с Боярской думой и Освященным собором приговорил выбрать "пристойные к государственным и земским делам статьи" из правил апостольских и св. отцов, из законов греческих царей, а также собрать указы прежних русских государей и боярские приговоры, "справить" эти указы и приговоры со старыми судебниками, а по каким делам в судебниках прежних государей указа не положено и боярских приговоров не было, написать новые статьи, и все это сделать "общим советом". Составить проект Уложения поручено было особой кодификационной комиссии из 5 членов, из бояр князей Одоевского и Прозоровского, окольничего кн. Волконского и двух дьяков, Леонтьева и Грибоедова. Все это были люди не особенно влиятельные, ничем не выдававшиеся из придворной и приказной среды; о кн. Одоевском сам царь отзывался пренебрежительно, разделяя общее мнение Москвы; только дьяк Грибоедов оставил по себе след в нашей письменности составленным позднее, вероятно для царских детей, первым у нас учебником русской истории, где автор производит новую династию через царицу Анастасию от сына небывалого "государя Прусской земли" Романова, сродника Августу, кесарю римскому. Три главных члена этой комиссии были думные люди: значит, этот "приказ кн. Одоевского с товарищи", как он называется в документах, можно считать комиссией думы. Комиссия выбирала статьи из указанных ей в приговоре источников и составляла новые; те и другие писались "в доклад", представлялись государю с думой на рассмотрение. Между тем к 1 сентября 1648 г. в Москву созваны были выборные из всех чинов государства, служилых и торгово-промышленных посадских, выборные от сельских или уездных обывателей, как от особой курии, не были призваны. С 3 октября царь с духовенством и думными людьми слушал составленный комиссией проект Уложения, и в то же время его читали выборным людям, которые к тому "общему совету" были призваны из Москвы и из городов, "чтобы то все Уложение впредь было прочно и неподвижно". Затем государь указал высшему духовенству, думным и выборным людям закрепить список Уложения своими руками, после чего оно с подписями членов собора в 1649 г. было напечатано и разослано во все московские приказы и по городам в воеводские канцелярии для того, чтобы "всякие дела делать по тому Уложению".

Некрасов Н.Ф. Составление Соборного Уложения при царе Алексее Михайловиче
СОСТАВЛЕНИЕ СВОДА. Такова внешняя история памятника, как она рассказана в официальном к нему предисловии. На комиссию возложена была двоякая задача: во-первых, собрать, разобрать и переработать в цельный свод действующие законы, разновременные, несоглашенные, разбросанные по ведомствам, и потом нормировать случаи, не предусмотренные этими законами. Вторая задача была особенно трудна. Комиссия не могла ограничиться собственной юридической предусмотрительностью и своим правовым разумением, чтобы установить такие случаи и найти нормы для их определения. Необходимо было знать общественные нужды и отношения, изучить правовой разум народа, а также практику судебных и административных учреждений; по крайней мере мы так посмотрели бы на такую задачу. В первом деле комиссии могли помочь своими указаниями выборные; для второго ей надобно было пересмотреть делопроизводство тогдашних канцелярий, чтобы найти прецеденты, "примерные случаи", как тогда говорили, чтобы видеть, как решали не предусмотренные законом вопросы областные правители, центральные приказы, сам государь с Боярской думой. Предстояла обширная работа, требовавшая долгих и долгих лет. Впрочем, до такого мечтательного предприятия дело не дошло: решили составить Уложение ускоренным ходом, по упрощенной программе. Уложение разделено на 25 глав, содержащих в себе 967 статей. Уже к октябрю 1648 г., т.е. в два с половиной месяца, изготовлено было к докладу 12 первых глав, почти половина всего свода; их и начал с 3 октября слушать государь с думой. Остальные 13 глав были составлены, выслушаны и утверждены в думе к концу января 1649 г., когда закончилась деятельность комиссии и всего собора и Уложение было закончено в рукописи. Значит, этот довольно обширный свод составлен был всего в полгода с чем-нибудь. Чтобы объяснить такую быстроту законодательной работы, надобно припомнить, что Уложение составлялось среди тревожных вестей о мятежах, вспыхивавших вслед за июньским московским бунтом в Сольвычегодске, Козлове, Талицке, Устюге и других городах, и заканчивалось в январе 1649 г. под влиянием толков о готовившемся новом восстании в столице. Торопились покончить дело, чтобы соборные выборные поспешили разнести по своим городам рассказы о новом курсе московского правительства и об Уложении, обещавшем всем "ровную", справедливую расправу. (…)

Государственный аппарат России. XVII в. Схема
ПРИЕМЫ СОСТАВЛЕНИЯ. Теперь мы можем уяснить себе, как составлялось Уложение. Это был сложный процесс, в котором можно различить моменты кодификации, совещания, ревизии, законодательного решения и заручной скрепы: так назовем последний момент, применяясь к языку приговора 16 июля. Эти моменты распределялись между составными частями собора. Боярской думой и Освященным собором с государем во главе, пятичленной комиссией князя Одоевского и выборными людьми, которые состояли собственно при комиссии, а не при думе; совокупность этих частей и составляла собор 1648 г. Кодификационная часть была делом приказа князя Одоевского и состояла в выборке и сводке узаконений из указанных ему источников, а также в редактировании челобитий выборных людей. Совещательный момент заключался в участии, какое принимали выборные в работах комиссии. Это участие, видели мы, выражалось в челобитьях, которые имели значение дебатов, заменяли прения, обсуждение, и известен случай, когда челобитная выборных получила характер прямого возражения, сопровождавшегося отменой или исправлением государева указа, против которого она была направлена. Я уже упоминал о челобитье выборных поворотить в тягло льготные подгородные слободы частных владельцев. Состоялся указ отписать эти слободы на государя в тягло, "сыскав", расследовав, откуда и когда пришли их обыватели, и не распространяя этого сыска назад за 1613 г. Выборные, опасаясь обычной московской приказной проволочки и сыскных козней, обратились с новой челобитной отписать слободы на государя "без лет и без сыску, где кто ныне живет". В тот же день ходатайство было доложено государю и получило полное удовлетворение. Ревизия и законодательное решение принадлежали государю с думой. Ревизия состояла в пересмотре действующих законов, как их сводила комиссия в своем проекте. Приговор 16 июля как бы приостанавливал действие этих законов, низводил их на степень временных правил - впредь до нового законодательного их утверждения. Теряя силу правовых норм, эти старые законы при составлении Уложения сохраняли, однако, значение источников права. В думе или исправляли их текст, или касались и содержания, изменяя или отменяя самые нормы, чаще пополняя проект старым указом, пропущенным комиссией, или новым узаконением, дававшим норму на не предусмотренный прежде случай; так ревизия соединялась с редакцией. Ограничусь одним отмеченным в Уложении примером. В начале главы XVII о вотчинах комиссия поместила указы царя Михаила и патриарха Филарета о порядке, в каком призывать наследников к наследованию родовых и выслуженных вотчин. Дума утвердила эти статьи проекта, но прибавила к ним постановление о том, в каких случаях матери и бездетные вдовы вотчинников обеспечиваются на счет выслуженных вотчин. Ревизией дума пользовалась безраздельно; но при законодательном решении по свойству решаемых вопросов она принимала разнообразный состав, делясь своей законодательной властью с другими частями собора. Иногда приговор произносился только государем с думой, иногда с участием Освященного собора, по временам призывались выборные только некоторых чинов, и еще реже вопрос решаются всем собором с выборными людьми всяких чинов. Желая, "чтобы то все Уложение впредь было прочно и неподвижно", его вырабатывали собранием, лишенным всякой прочности и неподвижности. Общим и обязательным делом собора, для чего, собственно, и созывали его, было закрепление свода подписями всех членов, должностных, как и выборных: это должно было со стороны правящих лиц и народных представителей служить ручательством в том, что они признают Уложение правильным, удовлетворяющим их нуждам и что "всякие дела будут делать по тому Уложению". Патриарх Никон был совсем неправ, когда позорил этот свод законов, называя его "проклятой книгой, дьявольским законом": зачем он молчал, слушая и подписывая эту проклятую книгу в 1649 году в сане архимандрита Новоспасского монастыря».
Цитируется по: Ключевский В.О.Курс русской истории. Т.3. М.: Мысль, 1988. с.126-133


История в лицах


Из сочинения Григория Котошихина «О России в царствование Алексея Михайловича»:
А как истец и ответчик станут которого дни к суду, и истец подаст судье челобитную, и судья высмотря челобитные спросит у ответчика, что он готов ли отвечать: и будет не готов, и ему дадут срок; а челобитные исцовы ему не прочтут и в руки не дадут; а будет ответчик скажет, что он отвечати готов, и ему исцову челобитную вычтут и велят против того отвечать. И как то судное дело начнетца, и то дело записывают подьячие, а как суд отойдет, и исцу и ответчику велят к судному делу, к записке речей их, приложить руки, а которые грамоте не умеют, и в их место велят приложить кому иному и кому они верят; и потом дадут их на поруки. И после того подьячей из судного дела выпишет коротко, кто что говорил, и выписав по которому делу мочно судьям указ чинить, негораздо в великих делах, и они то дело вершат, и виноватого обвинят и без царского ведома; а будет которого дела вершити им за чем не мочно, и то дело взнесут пред царя и пред бояр, и что по тому делу будет царской указ, и по тому так и быти.

Такъже и всякие государственные и земские дела велено им приказным людем делати, по царскому указу и по Уложению, в правду; а чего не мочно им будет делать, велено спрашиватца з бояры, и з думными людми, и с самим царем.
Цитируется по: "О России, в царствование Алексея Михайловича. Современное сочинение Григория Котошихина". Издание археографической комиссии. СПб., 1859.


Мир в это время


    В 1649 году арестованный в ходе революционных войн король Англии Карл I был предан суду парламента и 30 января обезглавлен в Уайтхолле.

    П.Деларош. Первая половина 19 века. Кромвель у тела короля Карла I


    «Король вышел, гордо подняв голову, и, осматриваясь на все стороны, искал глазами народа, желая сказать ему несколько слов, но одни войска покрывали всю площадь. Он обратился к Джаксону и Томлинсону. «Вы одни можете слышать меня, поэтому я обращаюсь к вам». Он сказал им небольшую речь, заранее приготовленную; его слова были важны и спокойны, даже несколько холодны; он единственно хотел подтвердить, что был не виноват, что истинной причиной народных бедствий было неуважение прав государя; что народ не должен участвовать в управлении государством и что только при этом условии в государстве может водвориться снова мир и свобода. Когда он говорил, кто-то тронул секиру; он поспешно оборотился и сказал: «Не портите ее: мне будет больнее». Когда он кончил речь свою, опять кто-то приблизился к секире. «Берегитесь! Берегитесь!» - повторил он с испугом. Все окружавшие хранили глубокое молчание; он надел шелковую шапочку на голову и сказал, обращаясь к палачу: «Не мешают ли волосы?» - «Прошу, ваше величество, подобрать их под шапочку», - отвечал палач с поклоном. Король подобрал их с помощью епископа. «На моей стороне, - сказал он, занимаясь этим, - правое дело и милосердный Бог». «Да, государь, - отвечал Джаксон, - вам остается сделать один шаг, он труден и тягостен, но не долог, а между тем вы делаете этим шагом великий переход: он перенесет вас с земли на небо». «Я перейду от тленного венца к нетленному, - отвечал король, - там мне не нужно опасаться никаких треволнений, никаких». Потом, обратясь к палачу, он спросил его: «Хорошо ли подобраны волосы?» Он снял плащ и крест святого Георгия, передал его епископу, прибавив: «Помните», - снял верхнее платье, надел снова плащ и, посмотрев на плаху, сказал палачу: «Поставьте ее потверже». «она стоит твердо», - отвечал тот. «Я прочитаю небольшую молитву и когда протяну руки тогда…»
    О.С.Фелпс, Э.Сервин. 1683 год. Суд над Карлом I 4 января 1649 года)
    Он начал молиться, прошептал про себя несколько слов, поднял глаза к небу, стал на колени, положил голову на плаху: палач дотронулся до его волос, чтобы подобрать их побольше под шапочку. Король подумал, что он хочет нанести удар. «Дожидайтесь знака», - сказал он. «Я буду ждать сколько будет угодно вашему величеству». Через минуту король протянул руки; палач ударил – голова пала с первого удара. «Вот голова государственного изменника!» - сказал палач. Показывая ее народу. Глубокий и глухой стон пронесся вокруг Уайталля; многие бросились к подножию эшафота, чтобы омочить платки в крови короля. Два отряда конницы, подвигаясь в противоположные стороны, медленно разгоняли толпу. Когда никого не осталось около эшафота, подняли тело и положили в гроб. Кромвель захотел видеть его, пристально посмотрел на него и, приподняв руками голову, как бы для того, чтобы увериться, действительно ли она отделена от туловища, сказал: «хорошо сложено было это тело: оно обещало долгую жизнь».
    Цитируется по: Гизо Ф. История английской революции. Том 2. Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. с.219-220
даты

Октябрь 2017  
Конвертация дат

материалы

О календарях
  • Переход на Григорианский календарь Название «григорианский» календарь получил по имени папы римского - Григория XIII (1572 — 1585), по чьему указанию он был разработан и принят.
  • КАЛЕНДАРЬ (от лат. calendarium, букв. - долговая книга, называвшаяся так потому, что в Др. Риме должники платили проценты в первый день месяца - в т. н. календы...>>>


Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.